Все рубрики

Антон Батагов: «Ничто не мешает нам попробовать настроиться на гармонию»

Композитор — об альянсе современной музыки и классического искусства.

Жан-Юбер Мартен: «Искусство не всегда является сакральным объектом. Иногда его даже можно трогать»

Французский куратор о методе визуальных аналогий и выставке в Москве.

Оксана Орачева: «Благотворительная деятельность открыта для эксперимента в большей степени, чем деятельность в рамках государства»

Генеральный директор Фонда Потанина о новой стипендиальной программе «Индустриальный эксперимент».

Джесси Дарлинг: «Произведения искусства развиваются независимо от нас — так же как сообщества, отношения, люди»

Художни_ца — о ленивом повороте в искусстве и об особенностях своей художественной практики.

Настя Коркия: «Мы все строим “ГЭС-2”, но занимаемся совершенно разными вещами»

Режиссер впервые показанного на Венецианском кинофестивале фильма про «ГЭС-2» — о поиске искусства в повседневной жизни и постоянной импровизации.

Павел Альтхамер: «Я чувствую себя лучше, будучи частью целого»

От автопортретов к искусству соучастия.

Аня Марченко: «Работы Мартина Маржела я могу показывать телом, а могу — пространством»

Сценограф о выставке Маржела в Пале Гальера и отличиях фэшн-выставок от выставок современного искусства.

Владимир Тарасов: «В визуальное искусство я прихожу как музыкант, а в музыку возвращаюсь как художник»

Гуру литовского джаза и коллекционер нонконформизма о музыке, искусстве и музейном статусе своего собрания.

Василий Церетели: «После окончания выставки “Блуждающие звезды” мы проведем собственную экспертизу работы Чашника»

Исполнительный директор Московского музея современного искусства об авангарде, сомнениях и экспертных заключениях.

Розита Миссони: «Моим кумиром была Шанель, а источником вдохновения — Соня Делоне»

Основательница модного дома Missoni о том, чем она обязана искусству авангарда.

Тони Крэгг: «Само слово "материя" происходит от греческого "мэтера", мать»

Британский скульптор о природе скульптуры, любимых художниках и легкости своих работ.

Константин Акинша: «Что полиция может сделать с двумя тысячами вещей? Она же не институт искусствознания!»

Русский авангард по ту и эту сторону подделок.

Rambler's Top100