Все рубрики

Константин Акинша: «Что полиция может сделать с двумя тысячами вещей? Она же не институт искусствознания!»

Русский авангард по ту и эту сторону подделок.

Анастасия Богомолова: «Отношения со всеми участниками художественного процесса должны строиться на взаимном уважении»

Новый подход к семейной истории, метеориты и отношения с институциями.

Алиса Савицкая: «Премия — это не только способ поддержки, но и важный профессиональный рейтинг»

Что нам делать с «Инновацией»? Реформировать? Оставить как есть?

Анна Ротаенко: «Контента, в том числе искусства, всегда было слишком много»

Художница об отношениях с найденными объектами и звуком.

Марта Купер: «Мне интересно снимать искусство в процессе появления»

О специфике документирования стрит-арта.

Габриэль Перес-Баррейро: «Мне хочется избавиться от мысли о том, что куратор — это своего рода бог, который глаголет истину»

Куратор 33-й биеннале в Сан-Паулу о переосмыслении привычных моделей.

Саймон Денни: «Уроки, которые нужно извлечь, должны быть связаны с преобразованием процессов производства»

Диалог о политике, технологиях и последствиях пандемии.

Антон Белов: «Миссия современной культурной институции — быть площадкой, которая принимает любые форматы» 

Директор «Гаража» о том, почему музеи сегодня должны выйти за институциональные рамки.

Леонид Тишков: «Искусство — это катастрофа со счастливым концом»

Художник о своем творческом пути и отношениях с темой памяти.

Тереза Мавика: «Система будет возрождаться именно в пространстве культурных институций»

О возможностях, которые дает пандемия.

Евгений Деменок: «Бурлюк ценен совокупностью своих качеств»

О новой биографии Давида Бурлюка и месте художника в истории.

Мэри Энн Девлиг: «Меня интересует путь художника, который, как и любой правозащитник, находится в смертельной опасности»

О художниках, подвергающихся преследованиям.

Rambler's Top100