Страна
Potanin
В сотрудничестве с

Открыться вопреки

Сейчас появление в России новых культурных площадок выглядит почти парадоксом. Тем не менее недавно такие площадки все же открылись в нескольких городах. «Артгид» присмотрелся к этим пространствам и попробовал разобраться в том, что они внесли в культурный ландшафт и чего от них ожидать.

Фрагмент экспозиции выставки «Европа&Урал: архитектурный облик Екатеринбурга» в галерее «Европа». Екатеринбург, 2022. Фото: Владимир Жабриков. © URA.RU. Источник: ura.news

Галерея «Европа»
Екатеринбург

Екатеринбург уже давно негласно борется за звание российской культурной столицы. И порой кажется, что побеждает остальные города с огромным отрывом. Каждые два года все неравнодушные к современному искусству покупают билет на самолет, чтобы посмотреть очередную версию Уральской индустриальной биеннале. В Ельцин Центре с галерей институции соседствует книжный магазин «Пиотровский» (к слову, названный не в честь директора «Эрмитажа», а в честь книготорговца-просветителя Юзефа Юлиановича Пиотровского, открывшего в конце XIX века первый книжный магазин в Перми; впрочем, филиал «Эрмитажа» на Урале тоже есть). Для любителей фотографии также нашлось место — «Дом Метенкова». Здесь же расположено еще несколько важных культурных пространств: от «Синара Центра» до Уральского филиала ГМИИ им. А.С. Пушкина (в прошлом Уральского ГЦСИ), от Екатеринбургского музея изобразительных искусств до самоорганизаций.

Появление площадок (особенно галерей) в этом контексте кажется вполне ожидаемым. Правда, место появления новой культурной точки — галереи «Европа» — может показаться, наоборот, неожиданным: им оказался одноименный торговый центр в старинном доме купцов Коробковых в центре города. Галерея открылась проектом «Европа&Урал: архитектурный облик Екатеринбурга» фотографа Максима Лоскутова, который с пристальным вниманием рассматривает архитектуру города: от конструктивистских шедевров до «здания-ананаса» «Русской медной компании», спроектированного архитектурным бюро Foster+Partners. По словам директора ТЦ, идея создать галерею пришла за пять минут, а на организацию выставки, «наполненной смыслами», потребовалось около недели. В итоге — стерильное пространство, белые стены, разреженная развеска и торжественное перерезание красной ленточки художником.

Но отбросим излишний снобизм. В Екатеринбурге умеют показывать искусство, говорить об искусстве и создавать его. Кажется, осталось лишь начать его продавать. И если пальму первенства в этом деле держит «Синара Центр», где можно купить и скульптуру Эрнста Неизвестного, и графику Алисы Горшениной, то — кто знает — может, «Европа» и найдет свое место в только формирующемся уральском арт-рынке.

Культурный центр «Мира» в Суздале. Фото: Юрий Пальмин

Культурный центр «Мира»
Суздаль

Сегодня многие российские города вступают на территорию современного искусства. Новые культурные центры открываются почти каждый год, но случай Суздаля — особый: это город-музей, место, где время остановилось. Вычислить его культурный код — задача, не составляющая труда. Обычно такие города определяют через глубинные связи с историей. Сюда приезжают, чтобы изучить памятники деревянного зодчества и белокаменные храмовые постройки домонгольского периода, полюбоваться идиллическими пейзажами, так не похожими на то, что обычно предлагают заасфальтированные вдоль и поперек российские города. Туристический потенциал его тоже огромен, но инфраструктура, как водится, далека от идеала. Вероятно, с появлением на карте города Культурного центра «Мира» характер города изменится и публика сюда потянется совсем другая. Сподвигает к переменам и грядущая праздничная дата — в 2024 году Суздаль будет отмечать тысячелетие со дня первого упоминания о городе в летописях. В этой связи возникает резонный вопрос: как ему дальше жить и развиваться, не потеряв свой шарм и сохранив историческую среду?

Новый культурный центр, созданный при поддержке предпринимателя Дмитрия Разумова, предлагает свой вариант ответа. Он вырос из инициативы творческого сообщества «Мира» — проектов режиссера и художника Андрея Попова и бывшего креативного продюсера Парка Горького Евгении Казарновской, которые давно занимаются развитием территории Суздаля и его окрестностей с помощью культуры. Первым их заметным начинанием стала творческая лаборатория «Человек Мира» — программа резиденций в дружеской атмосфере. Потом, в 2018 году, появилась «Река Мира» — сеть водных и велосипедных маршрутов, призванная разнообразить прогулки по городу и внести в них новые краски. Со временем вокруг «Мира» собралось собственное театральное, художественное и музыкальное сообщество, которое теперь продолжит жить в виде культурного центра.

Он разместился в самом центре города, напротив Гостиного двора, и уже начал преображать культурную жизнь Суздаля. Сейчас в «Мира» работает выставка «Мечты о будущем». С помощью инсталляций, макетов, книг, фильмов и чертежей она рассказывает о девяти пока нереализованных архитектурных проектах в Суздале и окрестностях. В числе глобальных инициатив центра — превращение в еще один современный культурный центр Заполицкой ГЭС, которая находятся в тридцати километрах от города на берегу реки Нерли. Пока это лишь мечта, но хочется верить, что до ее осуществления осталось немного. В остальном «Мира» не отстает от аналогичных столичных культурных центров: здесь разместился магазин с дизайнерскими сувенирами и мелочами, библиотека, кафе — все как полагается региональным урбанистам и просветителям.

Фрагмент экспозиции выставки «Цветы и цвет в советском искусстве» в Культурном центре Beriozka. Санкт-Петербург, 2022. Courtesy Beriozka

Культурный центр Beriozka
Санкт-Петербург

Открывшийся в конце апреля петербургский Культурный центр Beriozka появился в той части Фонтанки, где как раз не хватало выставочного пространства, ориентированного на показ изобразительного искусства. С одной стороны, галерея возникла на отшибе, в отдалении от самых сильных точек притяжения для публики. С другой — она находится в одном из корпусов отеля «Азимут» (некогда гостиницы «Советской») да еще и по соседству с театром «Карамболь», что вкупе, наверное, должно обеспечить ей приток зрителей, хотя пока в залах пустынно даже в выходной день. Так или иначе, Beriozka как бы завершила маршрут вдоль Фонтанки, намеченный KGallery и «Свиным рылом» и продолжающийся галереей кафе «Рубинштейн» и галереей Марины Гисич.

Название нового пространства отсылает к давно несуществующему валютному магазину «Березка», в помещении которого и расположился центр; написанное латиницей, название напоминает о том, что бывшая «Советская» предназначалась для размещения иностранцев, а потому в народе ее окрестили «Антисоветской». Словно в противовес ореолу, окружающему это место, создатели Beriozka собираются сосредоточиться на экспонировании именно советского искусства. Выставочная деятельность будет сопровождаться научными конференциями, семинарами и круглыми столами. Кроме того, предполагается проводить традиционные для культурных центров кинопоказы, лекции и творческие встречи.

Создатели галереи — основатель и директор фонда «Новое искусствознание» Кристина Сасонко и руководитель Центра изучения советского искусства (ЦИСИ) Екатерина Дубровская — в этом году планируют открыть здесь выставки, посвященные суровому стилю, «барочным рецепциям в искусстве и образам человека труда в творчестве советских авторов». Первый же проект, собравший более сотни произведений из частных коллекций, получил название «Цветы и цвет в советском искусстве»: работы официальных художников, деятелей андеграунда, а также наших современников призваны рассказать об интересе этих художников к цветочным мотивам и к исследованию возможностей цвета. Жанровая основа выставки — натюрморты, пейзажи, портреты, разбавленные десятком абстракций Евгения Михнова-Войтенко.

На первый взгляд, в новых печальных реалиях подобная экспозиция выглядит несвоевременно. Но, во-первых, выставка задумывалась еще до февральских событий (да и центр планировали открыть в феврале, месяце бесцветном и тусклом), а во-вторых, ее тема неожиданно резонирует с сегодняшней повесткой: как говорят сами организаторы, имея в виду советский период истории искусства, «цветочные мотивы оставляли художникам свободу для выражения собственного видения мира и творческих экспериментов», а для неофициальных художников работа с цветом становилась способом «преодоления узких рамок социалистического реализма». Эта мысль не только настраивает зрительскую оптику, не позволяя рассматривать выставку как набор приятных картинок, но и, возможно, вопреки желанию кураторов, сокращает дистанцию между веком нынешним и веком минувшим: наблюдая за тем, как съеживается независимая культура под пристальным оком государства, невольно думаешь, что, не дай бог, вернутся времена, когда «свобода выражения» и «творческий эксперимент» вновь обоснуются в пейзаже и натюрморте.

Публикации

Комментарии
Rambler's Top100