Страна
Potanin
В сотрудничестве с

Места памяти и эксперимента

Экспозиции мемориальных музеев, какими бы современными и интерактивными они ни были, редко отличаются разнообразием. Чаще всего они повествуют о быте и нравах своих хозяев через предметы довольно непримечательные, а часто и имеющие весьма условное отношение к герою и его эпохе. Однако и этот музейный формат претерпевает изменения. Мы выбрали пять домов-музеев из разных городов России, на которые рекомендуем обратить внимание нашим читателям. Материал публикуется в рамках совместного проекта, осуществляемого «Артгидом» и Благотворительным фондом Владимира Потанина и посвященного развитию культуры и культурных инициатив в регионах.

Мемориальный дом-музей П.П. Бажова в Сысерти. Фото: Вадим Осипов / Свердловское областное отделение Русского географического общества

Дом-музей П.П. Бажова (и не один)

С именем журналиста, писателя, автора «Малахитовой шкатулки» Павла Бажова на Урале связано сразу несколько мест. Екатеринбуржцы гордятся домом-музеем Бажова на улице Чапаева, в котором все выглядит так, будто хозяин вышел всего на пару часов и вот-вот вернется к чаю. Здесь хранится его богатая (более 2000 книг, многие из них с автографами авторов) библиотека и шелестят листвой старые липы, под которыми принимали гостей. Еще одно «бажовское место» — город Полевской (в часе езды от Екатеринбурга), куда в 1890 году на несколько лет переехало семейство Бажовых. Именно здесь 11-летний Павел услышал от сторожа Василия Хмелинина старательские и горняцкие сказы о «тайной силе» этих богатых золотом, металлами и камнем мест, а в 1930-е годы под его литературной обработкой они вышли сначала в журнале «Красная новь» (1936) и чуть позже в виде сборника «Малахитовая шкатулка» (1939). Третье «бажовское место» — небольшая по народонаселению, но основательная в своем производственном масштабе Сысерть (всего в получасе езды от Екатеринбурга), где в 1879 году в семье рабочего металлургического завода родился писатель.

Сысерть — непроявленная жемчужина России вообще и горнозаводского Урала в частности. Здесь многое (например, построенные при Николае I краснокирпичные корпуса Сысертского чугунолитейного завода, возведенное в 1730-е годы здание школы или шлюзы плотины) может порадовать туриста, который умеет видеть красоту нашего промышленного наследия, а не только усадебных домов с классическими портиками. Дом-музей П.П. Бажова (хотя правильнее было бы называть его домом-музеем семьи Бажовых) в Сысерти открылся в 1982 году и, положа руку на сердце, честнее было бы назвать его «новоделом» (так как еще в XIX веке дом частично сгорел, а то, что пережило стихию огня, окончательно истлело к середине следующего столетия). Тем не менее зайти в эту маленькую усадьбу следует прежде всего для того, чтобы посмотреть, как жили образованные, квалифицированные и в общем-то зажиточные (саму усадьбу семейство Бажовых приобрело в 1870 году) рабочие в дореволюционной России.

В Сысерть и дом-музей Бажовых стоит ехать именно в этом году, чтобы стать свидетелем эксперимента. В 2020 году заведующий домом-музеем Анатолий Каптур решил перекодировать этот советский еще пример музеестроительства из ничего, придумав проект «Бажов. ОГО.Род!». Став победителем грантового конкурса Фонда Владимира Потанина «Музей 4.0» в номинации «Культура участия», он приступил к скрупулезной (только старые сорта растений!) реконструкции огорода второй половины XIX века. Это только первый этап преобразований — цель Каптура превратить место в «живой музей» (наподобие невероятно популярного музея «Коломенская пастила»), а также создать вокруг него живое комьюнити из людей, которые «заботятся» о подопечном растении. «Через онлайн-трансляцию и сеть камер можно следить за растением, — рассказывал Каптур в эфире челябинского телеканала ОТВ, — и если вашему растению требуется полив, то нужно написать нам “полейте мое растение”. Если вы этого не сделаете, вовремя не окучите картошку, не соберете вредителей, мы, ленивые музейщики, тоже делать этого не будем. И если вдруг ваше растение умрет, вы получите грамоту о том, что огородник из вас не очень, попробуйте в следующем году».

Мемориальный дом-музей В.В. Каменского. Источник: nashural.ru

Дом-музей В.В. Каменского

Василию Каменскому повезло меньше — его дом-музей в селе Троица Пермского края вот уже несколько лет пребывает в аварийном состоянии. Реставрационные работы начались здесь лишь в октябре прошлого года и должны завершиться нынешней осенью. Каменский был поэтом, авиатором, драматургом, художником, «матерью русского футуризма» (по его собственному заявлению), словом, крайне темпераментной фигурой эпохи, идущей в ногу с выпавшим ему временем. И дом он построил себе под стать, лично разработав его проект. Этот деревянный дом-корабль сам по себе является памятником и заслуживает внимания: грандиозная махина с крышей-навесом, первым этажом-палубой и расписной голландской печью, напоминающей трубу парохода. Музей открылся здесь в 1974 году, став первым литературным мемориалом в Пермском крае. «Я часто смотрю на небо и мне легко жить… Смотрите и вы. Чаще смотрите, и станет легче», — говорил Каменский, но его дом лучше любых слов передает жизнеощущение поэта-авиатора. Наверное, проникнуться им можно было бы на смотровой площадке на крыше дома, однако пока подняться туда нельзя — из-за обветшавшего балкона. Надеемся, что вскоре это упущение будет исправлено.

Дом-музей Велимира Хлебникова. Источник: www.domvelimira.ru

Дом-музей Велимира Хлебникова

Далеко не каждый региональный музей может похвастаться статусом международного научного центра, а Дом-музей Велимира Хлебникова в Астрахани — может. Библиотека музея, расположенного в бывшей квартире родителей поэта, аккумулирует в себе труды и силы хлебниковедов со всего мира. Здесь есть как прижизненные издания поэта, раритетные сборники 1920-х и 1930-х годов и книги, давно ставшие библиографической редкостью, так и актуальные исследования его творчества. А уж виртуальное представительство музея давно функционирует как самостоятельное медиа и ведет просветительскую работу. Музей изначально был далек от идеи литературных мемориалов, которые могут предложить посетителю разве что сухое музейное повествование в духе книжной серии «ЖЗЛ». Да и не таков был «председатель земного шара», чтобы вместить его фигуру в рамки довольно ограниченного в выразительных средствах мемориального жанра. Создатель «мировой азбуки» слыл искателем и странником и сознательно бежал подобных форм консервации своего наследия. Впрочем, дом Хлебникова и не похож на все те музейные формы, что вызывают отторжение. Ядром его экспозиции стало собрание, переданное в дар племянником поэта — Маем Митуричем-Хлебниковым. Особенно заслуживает внимания фамильная библиотека. Она включает в себя множество изданий по орнитологии, истории, географии, в окружении которых рос и формировался поэт. Им, кстати, посвящен новый проект музея — «Виртуальная библиотека».

Фрагмент постоянной экспозиции дома-музея Б.М. Кустодиева в Астрахани. Источник: culture.ru

Дом-музей Б.М. Кустодиева

Инклюзивными могут (и должны) быть не только музеи современного искусства. Дом-музей Бориса Кустодиева в Астрахани вот уже четвертый год развивает социальный проект «Люблю жить» (пару лет назад он победил в конкурсе «Музей 4.0» благотворительного фонда Владимира Потанина), цель которого — создать комфортную среду для людей с особенностями ментального развития. В рамках проекта проходят обсуждения выставок музея и экскурсии. Музей не зацикливается на фигуре Кустодиева и активно сотрудничает с местными современными художниками. Но, конечно, редкие документы самого разного толка, относящиеся непосредственно к Кустодиеву, — письма, архивные фотографии или аутентичные предметы — представлены здесь в избытке, как и графика художника. А вот за живописью все же нужно идти в Третьяковскую галерею.

Дом художника Ловиса Коринта. Довоенная фотография. Источник: prussia39.ru

Дом-музей Ловиса Коринта

Окажетесь в Калининграде — не поленитесь съездить в Гвардейск (бывший город Восточной Пруссии Тапинау). И не ради аутентичной исторической застройки конца XIX — начала XX века. Здесь близится к концу реконструкция родного дома художника-экспрессиониста Ловиса Коринта. Коринт, может, не так широко известен нашему любителю искусств, но горячо любим в Германии наряду с другими классиками немецкого экспрессионизма: Максом Либерманом, Лессером Ури и Максом Слефогтом. В Тапиау художник провел лишь свое детство: уже в восемь лет он отправился на учебу в Кенигсберг, затем — в Мюнхен, покорять Германию. Однако, по воспоминаниям современников, Коринт всегда сохранял любовь к родным пенатам.

Пока реконструкция не закончилась, можно побродить по Гвардейску (все же хочется называть его Тапиау, представляя себе пейзажи вековой давности) и посетить места силы самого художника: в 2017 году при поддержке фонда Владимира Потанина Калининградский музей изобразительных искусств разработал посвященный Коринту маршрут, который проходит через исторический центр. Так фигура одного художника стала визитной карточкой целого города, пусть и небольшого. И мы не удивимся, если через пару лет этот городок в часе езды от Калининграда начнет прочно ассоциироваться с немецким экспрессионизмом и станет обязательной остановкой для туристов, любящих искусство и путешествующих по Калининградской области.

Публикации

Комментарии

Читайте также


Rambler's Top100