Дом культуры
GES-2
В сотрудничестве с

Я моторы гондолы разбираю на части. Карнавал в четырех действиях

Вторым проектом, которым 4 декабря откроется Дом культуры «ГЭС-2», станет инициатива кураторов V–A–C, посвященная карнавальной культуре и воссоздающая атмосферу девяностых годов. Он получил название «...А я моторы гондолы разбираю на части» — по строчке из известной песни группы «Мумий Тролль». С формальной точки зрения проект организован как карнавал в четырех действиях: он включил в себя уличные процессии, рейвы, стендап, театральную составляющую и многое другое. «Артгид» расспросил кураторов о проекте и его карнавальном духе.

Глюкля и Фабрика Найденных Одежд (ФНО). Мы несем наши корни (из проекта «Карнавал Вытесненных Желаний»). Амстердам, 2017. Бумага, акварель. Фрагмент. Собственность художницы. Courtesy художница

Проект, который под кураторством Андрея Паршикова, Марии Крамар, Ольги Цветковой и Елены Яичниковой откроется в Доме культуры «ГЭС-2», во многом мыслится как ответ Рагнару Кьяртанссону — еще один карнавал, но с несколько иным содержанием. Он также крепко вооружен приемами массовой культуры и коммуникации: его частью станут уличные процессии и рейвы, стендап, танец, театр и все то, что должно, с одной стороны, напомнить об энтузиазме начала девяностых годов, а с другой — расшатать существующие в современном художественном мире иерархии посредством приемов из карнавальной культуры. В отношении к карнавалу, который выступает здесь смыслообразующей категорией, есть что-то от «Мумий Тролля», а что-то — от Михаила Бахтина.

«Наш проект посвящен карнавалу, а точнее рассматривает различные аспекты карнавальной культуры с позиции сегодняшнего дня, — рассказывает Елена Яичникова. — Карнавал — это праздник, но не простой. В России он уходит корнями, с одной стороны, в народную культуру, а с другой, в петровские реформы, и, как хорошо известно из трудов Михаила Бахтина, несет в себе освобождающую и преобразующую силу. Чем не отличное начало для жизни институции на новом месте? Мы решили разобрать карнавал — или «моторы гондолы», говоря словами Ильи Лагутенко, — на части, обдумать и вновь пересобрать, чтобы понять, какой потенциал несет в себе карнавальная культура сегодня. Работы художников, хореографов, драматургов, музыкантов, композиторов и комиков, которых мы пригласили к участию в проекте, обращаются к разным элементам и сторонам карнавальной культуры — от переодевания и выражения себя посредством костюма, примерки новой идентичности и разыгрывания вымышленной реальности, до телесного соприсутствия в публичном пространстве и ниспровержения иерархии “высокого” и “низкого”. Они затрагивают обширный пласт российских фольклорных традиций и, конечно, музыку и народный смех».

Container imageContainer imageContainer image

Проект включил в себя театральный и ритуальный опыт, переодевание, травестии, игры — словом, все, что может способствовать демократизации художественного высказывания и, главное, выходу за его пределы. В первую очередь это касается практики, связанной с телесностью. С точки зрения формы проект организован как городская ярмарочная площадка: на ней расположатся павильоны и сцены с чередующимися представлениями. Среди множества форм будет и стендап-программа «Новые шутки о главном», рейв на парковке и уличная танц-процессия вокруг здания «ГЭС-2». «Рейв на парковке — это наша фантазия, воображаемый рейв, на котором нас никогда не было, — говорит Мария Крамар. — Энергия электронного звучания и анонимность на танцполе стимулируют невербальные формы познания и коммуникации, и из них складывается коллективное тело — множество, объединенное собственными интерпретациями свободы. На одну ночь “ГЭС-2” окажется пространством, в котором воплотится невозможное — масштабный рейв в центре города, когда каждый сможет ощутить, как устроены и где проходят сегодня границы коллективного пребывания. Рейв будет следовать за приквелом — перформансом Алексея Таруца».

Головной убор для шоу «Полоний». Китель, аксессуары, брюки из антикварной китайской ткани. Вышивка — Катя Филиппова. Courtesy Фонд V–A–C

Отдельно стоит сказать про танц-процессию — еще один основной элемент этого действа, над которым под руководством хореографа Татьяны Чижиковой вместе работают художники, музыканты и перформеры. Они раскрывают суть праздника через танец и телесную трансгрессию. «Танцевальное полотно будет собрано из множества фрагментов и скоростей: балет, рейв, обращение к фольклорному танцу, скоморошество, коллективное пение и физкультурный парад, — рассказывает Ольга Цветкова. — Хореографическое шествие будет протанцовывать все варианты праздника, пока не окажется в точке настоящего переживания, того, что имеет отношение к свободе и трансгрессии. Праздник здесь становится не только местом личного экстаза и максимума, усиленного группой, но и выходом за пределы обыденного и даже возможного».

Выставочная часть проекта также посвящена проблеме репрезентации тела в общественном пространстве. Карнавал, как мы знаем, не созерцают (согласно Бахтину, «в нем живут, и живут все, потому что по идее своей он всенароден»). Этой особенностью обусловлен и выбор материала, который не должен претендовать на вечность и вписываться в существующие иерархии культурных ценностей. «Это высказывание, сделанное в том числе с помощью облачения, костюма, — говорит Андрей Паршиков. — Поэтому на выставке вы (и мы) увидите костюмы, костюмированные постановочные фото, альтернативную и не очень моду, платья, которые говорят от лица угнетенных меньшинств, театральные наряды и даже боевые одеяния абстрактных понятий. Бахтинская освободительная практика переодевания, смены ролей, трансгрессии, переворачивания вверх тормашками предъявлены здесь через внешние образы-высказывания. Как я уже заметил, нарядов будет много. Мы покажем известнейший проект Новой Академии Изящных Искусств “Золотой Осел” с костюмами Константина Гончарова и Алексея Соколова. Помимо этого, будет новый проект Евгения Антуфьева — документация рестлинга, в котором бойцами станут абстрактные понятия вроде капитализма, времени и милосердия, разумеется, в соответствующих нарядах. Глюкля и Фабрика Найденных Одежд покажут платья-высказывания об угнетенных группах, и это, поверьте, далеко не всё».

Дженда Флюид. Ясный мой свет. 2021. Шестиканальная видеоинсталляция (кадр из видео). Courtesy Фонд V–A–C

Проект очень важен для понимания того, что будет представлять собой «ГЭС-2». Мария Крамар объясняет: «Одним из важных направлений работы для нас было создание диалога между различными языками художественного высказывания. В данном проекте о потенциале телесных практик в общественном пространстве мы как раз прицельно работали с различными перформативными формами и приглашали к сотрудничеству не только художников, но и хореографов, драматургов, музыкантов, сценографов, саунд-дизайнеров. Несмотря на то, что мы наконец открыли свое собственное пространство — свой Дом культуры — и у нас наконец-то появился свой выставочный зал, мы очень старались превратить это в немузейный выставочный зал. Наверное, мы уже на генетическом уровне мыслим себя как открытая городская площадка — и даже в масштабе одной небольшой выставки стремимся изменить логику коммуникации с искусством. И конечно же, время, которое предшествовало открытию “ГЭС-2”, особенно последние несколько лет, показало, что мы обязаны поддерживать локальную художественную сцену, поэтому в проекте участвует лишь несколько иностранных художников. Это ни в коем случае не говорит о том, что мы планируем работать только с российскими художниками, а скорее отражает наш интерес в первую очередь к местным профессионалам и желание предоставить им пространство для высказывания».

О других инициативах Фонда V–A–C в Доме культуры «ГЭС-2» читайте в материалах партнеров фонда: РБК объясняет, почему «ГЭС-2» — это Дом культуры, «Афиша» рассказывает о программе первых пяти сезонов, объединенных единым нарративом, журнал AD говорит об истории реконструкции «ГЭС-2» и архитектурных особенностях здания, а Blueprint знакомит читателей с публичной программой первого сезона. Все самое интересное об открытии «ГЭС-2» читайте на сайте фонда.

 

Публикации

Комментарии

Читайте также


Rambler's Top100