• Художники

Елена Елагина


Художница, одна из ведущих представителей московского концептуализма, автор объектов и инсталляций.

Родилась в 1949 году в Москве. Окончив Московскую среднюю художественную школу при Институте им. В. И. Сурикова в 1967-м, до 1972 года занималась у Алисы Порет, почти в то же время (1964–1976) работала с Эрнстом Неизвестным. В 1976 окончила Орехово-Зуевский государственный педагогический институт. С 1979 года — член группы «Коллективные действия». С 1987 года — член Клуба авангардистов (КЛАВА). В 2000-м стала со-основателем и председателем правления фонда «Художественные проекты». В 2011-м — соучредитель общественной премии «Кариатида» (Нижний Новгород).

С 1990 года работает в соавторстве с мужем Игорем Макаревичем, вместе они подготовили более 50 персональных выставок, среди них — выставки в Государственной Третьяковской галерее (Москва) и Kunsthistorisches Museum (Вена). В 2009 году принимала участие в Основном проекте 53-й Венецианской биеннале, в 2011-м — участник выставки «Пустые зоны. Андрей Монастырский и “Коллективные действия”» в Павильоне России на 54-й Венецианской биеннале.

Лауреат VII Всероссийского конкурса в области современного визуального искусства «Инновация» в номинации «За творческий вклад в развитие современного искусства» (2012).
 
Живет и работает в Москве.
 
С работами Елены Елагиной и Игоря Макаревича можно познакомиться на сайте авторов.

«Проекты Игоря Макаревича и Елены Елагиной, включающие в себя объекты и инсталляции, живопись, графику и фотографию, посвящены нескольким сквозным сюжетам, образующим индивидуальную мифологию художников, достаточно причудливую и произвольную, чтобы избежать подозрений в серьезности всех этих квазимистических построений. Они обнаруживают присущий тоталитарным режимам культ холода (одним из символов которого становится, например, имперский орел, наполовину покрытый коркой настоящего инея […]). Усматривают связь между советскими архитектурными утопиями, шаманизмом и ядовитыми грибами — и водружают макеты башни Татлина или Дворца Советов на шляпки гигантских мухоморов. И предлагают увидеть в сказке о Пиноккио-Буратино новые версии мифов о Прометее и Христе. Что, впрочем, не мешает им превратить Буратино, сквозного персонажа многих проектов, в персонажа, достойного фильма ужасов — пожилого бухгалтера, маниакально мечтающего превратиться в дерево. И даже “Русская идея” у них воплощается в инсталляции, где даже самые общеупотребимые символы умудряются выглядеть двусмысленными. Черный хлеб оборачивается медными буханками, которые должна была изгрызть сказочная героиня, в груде “родной земли” мерещится разверстая могила, а ряд портретов известных философов-искателей русской идеи — Бердяева и Соловьева, Розанова и Федорова, завершает фотография одиозного сектанта Григория Грабового, утверждавшего, что умеет воскрешать мертвецов». (Ирина Кулик. Источник: open-gallery.ru)
Container imageContainer imageContainer image

Читайте также


Rambler's Top100