• Художники
  • Фото: Екатерина Алленова/Артгид

Эрик Булатов

Советский и российский художник, представитель неофициального искусства СССР.

Родился в 1933 году в Свердловске, где родители находились в командировке и вскоре вернулись в Москву. По словам Э. Булатова, отец почему-то верил, что сын станет художником —  с раннего детства мальчик «рисовал, и рисовал хорошо». В Москве занимался в изостудии при Доме пионеров (1945–1947), в МСХШ (1947–1952), в МГХИ у П.Д. Покаржевского (1952–1958).  В МСХШ Булатов подружился с О. Васильевым и И. Кабаковым, с которыми дружит и по сей день. В 1958 году окончил Художественный институт имени В. И. Сурикова. Но, окончив Суриковку, «впал в отчаяние»: «Когда мы с Олегом Васильевым пришли к Владимиру Андреевичу (Фаворскому) впервые, мы были в отчаянии и смятении. Мы тогда кончали Суриковский институт и ясно понимали только, что нас учили не тому и не так, и все наше умение и знание ничего не стоят, а что есть настоящее великое искусство, вот оно от нас за семью печатями, и мы даже смутно не представляем, как к нему подступиться. Мы знали, что есть живые жрецы этого священного искусства. Ими были три «Ф» — Фальк, Фаворский и Фонвизин. И мы шли к ним и спрашивали. Нам просто деться больше некуда было». (Э. Булатов. Уцелевшие предметы оставить в покое. Разговор с А. Журавлевой и В. Некрасовым. Онлайн-издание «Русский журнал». 28.04.2001). По совету Фаворского для получения материальной независимости от государственных заказов с 1959 года Олег Васильев и Эрик Булатов в содружестве создают иллюстрации к детским книгам для издательств «Детгиз» и «Малыш». Как вспоминает Булатов, художники разделили год на две части: тёмное время — осень и зима — это были детские книжки, приносившие заработки, а в светлое время — весна и лето — была работа для себя, живопись. За 30 лет художники проиллюстрировали больше ста книг.

В ранних работах в 60-е Булатов исследовал принципы взаимодействия поверхности и пространства как философской концепции картины и пространства.  Это был важный этап его творчества, в котором заметно влияние Фалька. В начале 70-х годов с работы «Горизонт» Булатов развивает новый своеобразный стиль,  соединяя стандартные натуралистичные пейзажи с крупными плакатными символами и транспарантными лозунгами. В результате художнику удаётся предельно доступным образом проиллюстрировать абсурдность действительности, перенасыщенной символикой советской пропаганды. «…мы живем в советское время и говорим на современном нам советском языке, и у нас соответствующие мозги, и не надо делать вид, что мы другие. Мы такие, какие есть. И наше искусство должно заговорить на том языке, на котором мы говорим в нашей повседневной жизни. Какой бы он ни был плохой, это единственно возможный для нашего искусства язык.

И упаси нас Бог делать вид, что мы другие и в состоянии говорить на прекрасном языке нашего или западного прошлого. Но как заговорить в искусстве на том языке, на котором мы разговариваем в жизни? Это как раз и есть самое трудное. (…) В общем, надо было забыть о высоком искусстве, отвязаться от него. Тут, конечно, естественным союзником был поп-арт, который как раз и работал с пошлостью. Но сразу выяснилась разница. Для поп-арта главный интерес представляла проблема товарности, реклама, тираж, альтернатива искусство-товар. Для нас эта сторона дела не была важна, важна была сама внехудожественность этой продукции. Это полу-искусство либо пародировало художественность, либо просто игнорировало. Тогда само слово "художественность" воспринималось нами как ложная претензия и произносилось с презрением. Понятно, тут надо было отказаться от этих бесчисленных художественных штампов, которые наше сознание всегда было готово нам подсунуть. Постепенно стало что-то нащупываться. (…)для меня — железнодорожные плакаты». (Э. Булатов. Уцелевшие предметы оставить в покое. Разговор с А. Журавлевой и В. Некрасовым. Онлайн-издание «Русский журнал». 28.04.2001).

«В разное время меня присоединяли к разным направлениям искусства — и к фотореализму, и к концептуализму. Все справедливо. Со всеми направлениями у меня много общего, но есть и то, что активно не хочет в это направление вписываться. Думаю, что сложение соц-арта во многом обязано моему «Горизонту», который был сделан раньше, чем Виталий Комар и Александр Меламид начали работать вместе. Соц-арт — это американский поп-арт, но на материале советской идеологической продукции. (…) Никто из художников соц-арта не разделял моего видения, они скорее с самого начала работали с идеологией в ироническом ключе. Но иронии у меня не было никогда! Я просто пытался выразить наше советское сознание, сформированное нашей советской идеологией». (Эрик Булатов: «Это мое любимое окно, это моя любимая Москва». Интервью для сайта «Артгид». 5.09.2013)

Незадолго до перестройки Булатову предложили поработать на Западе. Он согласился, и они с женой уехали. После выставки в Цюрихе в 1988 году перебрались в США. О жизни в нью-йоркском Сохо Булатов вспоминал: «…тебе все время твердят: „Давай-давай, всё, что ты делаешь, — здорово, только делать надо ещё быстрее, ещё больше!“ Под таким прессом сознание художника не успевает вырабатывать новые образы и начинает клонировать собственные идеи. Мне, в общем, повезло, что мы вскоре уехали».

В 1992 году Минкультуры Франции предложило небольшой грант и дешевое жилье в Париже. Булатов с женой переехали в Париж, позже купили там квартиру и остались.

Выставочную деятельность начал в 1956-м, в Москве, а с 1973 года — уже выставлялся и за границей. (Вниманию к художнику на Западе отчасти способствовал журнал L’Art vivant, который опубликовал его работы, однажды посвятив целый номер искусству СССР, а также известная галеристка Дина Верни, купившая автопортрет Булатова в СССР.) 

После первой персональной выставки в 1988 году в Музее изобразительных искусств, Цюрих, Швейцария, выставки художника проходили в музеях и арт-институциях Великобритании, Германии, Испании, Нидерландов, Норвегии, Франции, США и Южной Кореи. Первая персональная выставка в России («Рисунки») прошла в 2003 году в Государственной Третьяковской галерее, в том же году состоялась выставка «ВОТ. Живопись, графика, книги», ГЦСИ, Москва. За ними снова последовали  зарубежные выставки: в 2006 — «Свобода есть свобода». Кёстнеровское общество. Ганновер, Германия, а в 2013-м — «Живопись и рисунки, 1966–2013», Национальный музей, Монако. В 2014 году а московском Манеже прошла выставка  более 90 живописных полотен и 50 графических работ «Эрик Булатов. “ЖИВУ — ВИЖУ”», в 2015-м состоялась «Все в наш Гараж!» в Музее современного искусства «Гараж» (Москва) с созданными специально для этой выставки работами.

В мае 2017 года галерея Тейт установила на своей террасе скульптуру Булатова «Вперед» (2016), которая демонстрировалась там до сентября 2017-го.

Работы художника — участники всех масштабных проектов, посвященных искусству СССР и России, начиная с выставки 1973-го «Русский авангард» в Москве, а потом в Париже в Галерее Дины Верни, до не столь давней «Россия!» в Музей Гуггенхайма Нью-Йорка и Бильбао (2005–2006) и выставки нашего десятилетия 2000-х «Московский концептуализм. Начало» (2012, Арсенал, Нижний Новгород)

За время участия в аукционных торгах русского современного искусства работы Булатова стали одними из самых дорогих произведений российских художников.

В 2014 году награжден Орденом Дружбы (РФ).

В декабре 2017 года в издательстве BREUS в рамках серии «Новые классики» вышла в свет монография историка искусства Сергея Попова «Эрик Булатов: картина после живописи».

Container imageContainer image

Читайте также


Rambler's Top100