Осенний аукцион VLADEY принес рекорды

Екатерина Алленова с обзором осенних торгов второго московского аукциона современного русского искусства VLADEY, созданного галеристом Владимиром Овчаренко.

Предаукционная выставка VLADEY, 17 октября 2013, с работами Юрия Аввакумова «Костяной мавзолей» (эстимейт €45–50 тыс., не продан) и Валерия Кошлякова «Москва» (эстимейт €60–70 тыс, продана за €100 тыс. — аукционный рекорд художника). Фото: Екатерина Алленова/Артгид

17 октября 2013 года в Новом Манеже в Москве прошли вторые торги аукциона современного русского искусства VLADEY, созданного владельцем галереи «Риджина» Владимиром Овчаренко. Первый аукцион VLADEY прошел в мае этого года, в планах организаторов и в дальнейшем проводить ежегодные весенние и осенние торги. И судя по всему, теперь это не только планы, но и вполне увлекательные перспективы: второй аукцион, безусловно, удался.

Чего ждут от любого аукциона покупатели? Возможности приобрести качественные лоты по адекватным ценам, ну и еще, вероятно, потешить коллекционерский азарт и «ухватить» что-нибудь такое, чего не разглядели и не оценили остальные (все-таки вряд ли покупатели современного русского искусства жаждут верной прибыли и приобретают это искусство с инвестиционными целями, хотя кто знает). Чего ждут от аукциона его организаторы? Высоких цен и хороших комиссионных, а также возможностей привлекать все больше покупателей и все больше продавцов, которые будут выставлять на аукцион те самые качественные лоты. Чего ждут продавцы искусства, предоставившие эти лоты? Опять-таки высоких (ну или по крайней мере, как и покупатели, адекватных) цен и гарантий того, что эти лоты продадутся.

 
 
Создатель аукциона VLADEY Владимир Овчаренко и галерист Елена Баканова обсуждают результаты аукциона. Фото: Екатерина Алленова/Артгид

Все это на нынешнем VLADEY было. На этот раз было представлено 118 лотов (вдвое больше, чем весной), причем многие из них — что называется, бренды: если Борис Орлов — то «Бюст в духе Растрелли» или «Матрос» с пулеметной лентой на груди, если Кошляков — то его фирменная имперская архитектура с потеками краски, если Соков — то столь же фирменный скульптурный соц-арт, если Файбисович — то его настоящий, узнаваемый и неизменно пользующийся спросом гиперреализм, если Тимур Новиков — то, конечно, знаменитые текстильные панно. Словом, выбрать было из чего, тем более что VLADEY в этот раз представил два тематических раздела: «Звезда аукциона» (пять работ Бориса Орлова) и «Фокус аукциона» («Новые художники» и художники Арефьевского круга). По поводу адекватности цен. Сравнение эстимейтов и результатов продаж аукциона VLADEY c эстимейтами и результатами продаж тех же художников и подобных же работ (в той же технике, того же времени и т. д.) на таких аукционах, как Sotheby’s, Phillips и других, торгующих современным русским искусством, свидетельствует: эстимейты соответствуют запросам рынка (то есть они примерно одинаковы на разных аукционах), что же касается результатов продаж, то они иногда даже превосходят ожидания и уж во всяком случае не разочаровывают.
 
 
Коллекционеры Дмитрий Коваленко (слева) и Пьер Броше обсуждают результаты аукциона на фоне картины Инала Савченкова «Без названия», проданной за €10 тыс.

Вот примеры. Эстимейты работ Ивана Чуйкова 1980–1990-х годов обычно составляют €25–30 тыс., более поздних — несколько ниже (для удобства сравнения все цены сконвертированы из долларов и фунтов в евро). На аукционе VLADEY его «Окно, XLVIII» 2000 года ушло за €14 тыс. при эстимейте €15–20 тыс. Ироничные перепевы известных брендов Александра Косолапова уходят в среднем за €20 тыс., его эстимейт на VLADEY таже составлял €15–20 тыс. Аукционные рекорды текстильных панно Тимура Новикова в евро — €53,5 («Белая ночь», 1990, Sotheby’s, Лондон, 2007) и €47,5 тыс. («Баскетбол», 1989, Sotheby’s, Лондон, 2008), в английских фунтах это соответственно £36 тыс. и £36,5 тыс. (курс евро прихотлив). А вот на VLADEY панно Новикова «Домик» 1990 года принесло третий результат за всю историю торгов — €30 тыс.
 
 
Тимур Новиков. Домик. 1990. Ткань, акрил. Продан за €30 тыс. Courtesy VLADEY

«Типы Москвы. Интеллигенция» Константина Звездочетова продались на VLADEY более чем с двукратным превышением эстимейта (за €13 тыс.), что и понятно: на Phillips, например, цены на художника начинаются в среднем от €10 тыс. (правда, продается он как-то непредсказуемо). Мы не говорим сейчас о таких тяжеловесах, как Илья Кабаков, Эрик Булатов, Семен Файбисович, Олег Целков, которые входят в топ-10 самых дорогих ныне живущих художников и цены на которых исчисляются сотнями тысяч, а то и миллионами евро, — понятно, что работы Кабакова и Булатова, представленные на VLADEY, вовсе не принадлежат к числу «брендовых» или «хитовых» (рисунок ветки на бумаге Булатова 1975 года не продался, хотя и вписывался в границы эстимейтов на подобные работы художника — €15–20 тыс., то же самое произошло и с Кабаковым), так что ожидать здесь каких-то сенсаций не приходилось. Показательно, скорее, что покупатели в данном случае «не клюнули» просто на громкие имена. Результаты же, достигнутые Целковым и Файбисовичем, хотя и далекие от рекордных, внушают уважение и подтверждают высокое реноме этих художников на арт-рынке. «Портрет семьи» Олега Целкова ушел за €125 тыс., в три раза превысив нижнюю границу эстимейта (пока это аукционный рекорд VLADEY), а «Станция метро “Кировская”» Семена Файбисовича, которая была топ-лотом (эстимейт €100–150 тыс.), принесла €120 тыс. (второй по величине результат на VLADEY).
 
 
Семен Файбисович. Станция метро «Кировская». 1988. Холст, масло. Продана за €120 тыс. Courtesy VLADEY

Отдельно следует сказать о Борисе Орлове, объявленном «звездой аукциона». Он действительно стал звездой — все пять его работ продались, причем «Женский бюст в духе Растрелли» — за €50 тыс., с превышением верхней границы эстимейта (€30–40 тыс.). При этом Орлов, серьезнейший и знаменитейший художник, практически не имеет аукционной истории — она сейчас только пишется: его аукционные рекорды установлены именно на VLADEY (на нынешнем аукционе это «Матрос», 1976, €65 тыс., на прошлом — «Петух», 1996, €35 тыс.). Ранее наивысшая цена на Орлова была достигнута на Gene Shapiro в Нью-Йорке в 2008 году («Маленький трехголовый тотем», €15,7 тыс.).
 
 
Слева: Борис Орлов. Женский бюст в духе Растрелли. 1988–2009. Бронза, эмаль. Продан за €50 тыс. Справа: Борис Орлов. Матрос. 1976. Дерево, эмаль. Продан за €65 тыс. Фото: Екатерина Алленова/Артгид
 

Повезло и Александру Виноградову и Владимиру Дубосарскому, не нашедшим покупателей на прошлом VLADEY, — продались пять из шести их картин, причем четыре — с превышением верхней границы эстимейтов. Настоящая борьба происходила за относительно недавнюю картину Натальи Нестеровой «Лето» (2000), проданную за €46 тыс. при верхней границе эстимейта €10 тыс. Что же касается Валерия Кошлякова, чьи работы этой весной на VLADEY также остались без покупателей, то в этот раз его продажу вполне можно назвать сенсационной: картина «Москва» 2006 года принесла €100 тыс. и стала аукционным рекордом художника (предыдущий рекорд — «Версаль», 1993, Sotheby’s, Лондон, 2008, €94,5 тыс.).
 
 
Таисия Короткова. Из серии «Технология». 2008. Дерево, левкас, темпера. Продана за €7 тыс. Courtesy VLADEY
 

Неудачей аукциона можно назвать разве что плохо продавшихся «Новых художников» и Арефьевский круг, также может вызвать удивление то, что осталась непроданной отличная работа Леонида Сокова «Доллар и молот», которая, по мнению многих, должна была «улететь на ура». Зато нашли своих покупателей молодые художники — те, кто только начинает путь на арт-рынке, — Марго Трушина, Таисия Короткова, Оля Кройтор. Причем темпера на дереве Коротковой из серии «Технология» ушла за серьезную сумму в €7 тыс., превысив верхнюю планку эстимейта. Всего же осенний аукцион VLADEY принес €1,3 млн.
 
 
Оформленный Валерием Чтаком для аукциона VLADEY контейнер для напитков вполне мог бы стать одним из аукционных лотов. Фото: Екатерина Алленова/Артгид
 
Комментарии
Rambler's Top100