Искусство на улице

Платон Михайловича Лебедев (он же Платон Михайлович Керженцев, он же В. Керженцев) известен в том числе как революционер, руководитель Российского телеграфного агентства (РОСТА), создавший при нем школу журналистики для рабочих, исследователь и сторонник научной организации труда, один из основателей системы советской цензуры. В свое время он являлся редактором журнала «Литература и искусство», директором Института литературы, искусства и языка, а также ряда других организаций. В 1918 году Лебедев, вернувшись в Россию из эмиграции, предложил на страницах журнала «Творчество» пути развития искусства в новых политических реалиях.

Иосиф Лангбард. Эскиз оформления Казанского собора к 20-й годовщине Октября. 1937. Бумага, дублированная на ткань, акварель, гуашь, белила, тушь, аппликация. Государственный музей истории Санкт-Петербурга

Буржуазное искусство расцветало вокруг домашнего очага. Архитекторы, скульпторы, художники напрягали всю фантазию, чтобы изящно обставить квартиры особняков и придать их уюту печать художественной значительности. Лучшие картины с выставок попадали в плен частных жилищ и исчезали из людской памяти. Прекраснейшие издания книг, являясь частью буржуазной обстановки, пропадали для широких масс в частных библиотеках. Мебель и ковры, предметы домашнего обихода и обои, арматура и кухонная посуда — все привлекало внимание художника, стремившегося создать уютную обстановку для имущих классов.

В этих квартирах, отрезанных от внешнего мира, происходили интимные концерты знаменитых мастеров.

Популярные беллетристы читали здесь свои ненапечатанные произведения. Для избранной публики здесь организовывались блестящие спектакли.

И какие бы совершенства ни имели некоторые общественный здания и сооружения, именно частная квартира богатого буржуазного дома является сейчас в Англии, Германии, Америке наиболее привлекающей внимание всех деятелей искусства. Можно сказать, что несмотря на все уродства буржуазного вкуса, квартира, например, английского богатого дома дает гораздо больше художественного удовлетворения, чем любое общественное здание — вокзал, театр, библиотека. Для дома художник, видимо, работал охотно и с любовью, для общества он творил без энтузиазма и по шаблону.

Эпоха мирового сдвига в сторону социализма, которую мы сейчас переживаем, толкает деятелей искусства на новую дорогу. Сооружение театров, зал, клубов, цирков, монументальных аркад и галерей привлечет внимание архитекторов. Декоративное убранство зданий, роспись стен, эффекты группировки зданий станут давать исход творчеству художников. Больше того. Искусство вырвется на улицу. Как раньше оно стремилось в узилище частных квартир, где его встречали избранные ценители, так теперь оно будет рваться на свободу площадей и улиц, где им станут любоваться широкие массы.

Искусство на улицу! — вот лозунги современных художников, декораторов, артистов, музыкантов, архитекторов. Пусть творческая работа совершается теперь в грандиозном масштабе и не для избранных, а для всех, не для собственника квартиры, а для случайного прохожего, не для уюта дома, а для красоты всего города.

Как много предстоит сделать! Попробуйте пройтись по современному городу с этой мыслью о красоте, с этой мечтой об искусстве, торжествующем на улицах. И вы увидите полный хаос фасадов, разноголосицу зданий, окаймляющих площадь, грубое сочетание красок, унылые тона одежд, вас поразит отсутствие звуков и пения, унылость толпы, пустота эстрад для музыкантов на бульварах, безобразная шаблонность вывесок.

Натан Альтман. Проект убранства площади Урицкого к 1-й годовщине Октябрьской Революции. Образец подноса (мастер-исполнитель — Софья Шульман). 1924–1925. Фанера, масло. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Теперь является возможность позаботиться о художественной цельности города. Можно создать гармонию частей и кварталов города, позаботиться о выдержанности стиля отдельных уголков и площадей, подумать о зрительном эффекте той или иной раскраски домов, подвергнуть художественному контролю все новые сооружения и перестройки и позаботиться о целостности общего впечатления от города. Одно придется разрушить, другое искусно замаскировать, третье выдвинуть. Для архитекторов и художников открывается обширное поле деятельности.

Но заботясь об архитектурных линиях города и цветовом эффекте фасадов, надо искать также и новых путей для приобщения улицы к красоте. Недавно один футурист вывесил свою картину на углу Кузнецкого Моста. Газеты иронизировали по этому поводу, но в действительности в этом поступке лежала здравая идея. Почему не превратить стены домов и специальные витрины в постоянную выставку картин? Зачем человеку заходить внутрь здания или в стены музея, — пусть картина и скульптура сама идет навстречу зрителю. Может быть, близкое будущее создаст особые павильоны и витрины, где вместо заманчивых окороков и галстуков (как теперь) будут выставляться произведения искусства.

Почему художники тратят сейчас свои силы и таланты на роспись стен, которые видят лишь десятки людей, и декорации, ветшающие через пару лет, и не подумают о своеобразной если не росписи, то окраске домов? Какое обширное и неизведанное поле открывается для декоратора, который вздумает путем сочетания двух-трех тонов превратить унылый одноцветный фасад дома в яркий красочный ковер, превращающий фабрично-монотонное здание с его рядами окон в асимметрическое пятно подлинной живописи.

А сколько простора дает художнику искусное использование древесных насаждений, устройство цветников, посадка вьющихся растений, красящих стены то зеленой, то красно-желтой гаммой!

Еще больше работы предстоит выполнить музыканту, певцу и актеру. У нас толпа молчит. Улица не поет. Даже былые элементарные шарманки исчезли. Пения нигде не услышишь. В России придется создавать звуки улицы заново, отчасти следуя примеру певучих, музыкальных улиц Венеции и Парижа.

Мне кажется, в один-два года можно сделать русские города в этом отношении неузнаваемыми. Любовь к хоровому пению, наблюдаемая в России, при умелом инструктировании может дать исключительные результаты. По вечерам и в праздники на тихих перекрестках, в скверах, на бульварах будут организовываться импровизированные хоры, порой достигающие сотен и тысяч человек. Для этого первое время нужно будет озаботиться созданием небольших, спевшихся групп, которые могли бы явиться ядром хора. Надо будет отпечатать в сотнях тысяч ноты и слова наиболее любимых песен и революционных гимнов. Энергичная группа любителей хорового пения в короткий срок сумеет привить любовь к пению на улице. До сих пор у нас бывали концерты под открытым небом на бульварах, но почему-то не было хорового и сольного пения. Этот вид искусства очень легко завоюет себе популярность.

Юрий Анненков. Эскиз оформления площади Урицкого (Дворцовой) для массового действа «Взятие Зимнего дворца».1920. Государственный центральный театральный музей имени А.А. Бахрушина, Москва

Затем надо позаботиться о музыке. Не только о систематических концертах в десятках мест города, но и о небольших бродячих оркестриках, солистах, певцах, о музыкантах, исполняющих номера на скрипке и фисгармонии, и т. д. Вероятно, молодежь музыкальных училищ охотно пойдет этой дорогой свободного обучения со случайной уличной толпой и, конечно, найдет в этом приобщении масс к искусству новый источник художественного удовлетворения.

Группы театральной молодежи организуют бродячие труппы из пяти-десяти человек, с легкими декорациями-ширмами, со своего рода передвижной по-средневековому сценой (на повозке или грузовике), с особым упрощенным репертуаром, вероятно, несколько подчеркнутым (резкая сатира, буффонада, пантомима), будут занимать главное место.

Этот бродячий театр должен создать свой новый репертуар и иные методы постановок, рассчитанные на особые условия игры на площадях для случайной толпы. Всякий подлинный актер с радостью выступит на этой передвижной сцене и будет охотно играть на ней, декламировать, импровизировать.

Эти спектакли бродячих трупп, как и петрушка для детей, бродячие марионетки, скоморохи, декламаторы и т. д., должны стать частой повседневностью.

В более редких случаях на улицах города будут появляться шествия, на площадях станут совершаться празднества. Наряду с днем 1 мая и 25 октября будут отмечаться празднествами и уличными процессиями и другие дни, даже не связанные с политическими событиями. Почему не создать праздник весны, дня возрождения и бодрости, который отметит не только момент зарождения новой жизни в природе, но и начало новой свободной эпохи социалистического развития? Можно выбрать день для празднества жатвы, осеннего сбора плодов и превратить это празднество крестьянства в символический момент, отмечающий братское единение города с деревней, рабочих с трудовым крестьянством.

Перед теми, кто захочет работать в области приобщения демократической улицы к искусству, открывается, таким образом, заманчивая область совершенно новых творческих достижений.

Само искусство, выйдя из замкнутых стен на площадь, преобразится под влиянием тех масс, которые оно станет теперь обслуживать.

В. Керженцев

Творчество. 1918. №3. С. 12–13.

Редакция благодарит научную сотрудницу Московского музея современного искусства Лёлю Милановскую за помощь в подготовке материала.

В оформлении материала использован эскиз оформления Дворцовой площади ко дню первой годовщины Великой Октябрьской социалистической революции (Натан Альтман). 1918. Бумага, карандаш, гуашь, масляная темпера. Государственный музей истории Санкт-Петербурга.

 

Комментарии

Читайте также


Rambler's Top100