Выставки недели в Москве: выбор «Артгида». Декабрь 2023

Главные герои предновогодних московских выставок — Александр Родченко, испанские живописцы и разнорабочие на ВДНХ. Кто еще? Читайте в нашем дайджесте.

Александр Родченко. Конические шестерни. 1929. Фотография. Фонд Still Art

Родченко. Личное
Центр «Зотов»

Опасаясь, что текст отвлечет посетителей от восприятия произведений искусства, кураторы выставок все чаще убирают этикетки и экспликации из поля зрения и прячут их в буклеты или QR-коды. Обратный пример — выставка «Родченко. Личное»: именно письма и воспоминания из дневников автора позволяют по-новому взглянуть как на него самого, так и на его фотографии, представленные в экспозиции, многие из которых уже хорошо знакомы зрителю.

В круглом зале бывшего хлебозавода последовательно сменяют друг друга пять разделов. В «Семье» встречаются записи Родченко о родителях и жене, портреты матери и Варвары Степановой (первый из многих, показанных на выставке). «Город» — Москва — становится для художника главным пространством тренировки «необыкновенно видеть вещи» и поиска знаменитых «ракурсов Родченко»: сверху вниз и снизу вверх, динамичных диагоналей. В журналистской работе (и разделе «Репортаж») вдобавок к методу все большее значение приобретают вопросы о том, «что» и «для кого» снимать. В разделах «ВХУТЕМАС» и «Мастерская» за Родченко говорят его ученики (Захар Быков, Александр Галактионов и Галина Чичагова), а на фотографиях собираются друзья и близкие художника (Владимир Маяковский, Осип и Лиля Брик, Лев Кулешов, Николай Асеев, Алексей Ган, Эсфирь Шуб и другие).

Всего в экспозиции показано 58 фотографий 1920-х и 1930-х годов, а «авангардист», «новатор» и «экспериментатор», создавший их, вдруг предстает любящим сыном, супругом и отцом, внимательным педагогом и другом.

[Подробнее]

Галерея “fail again, fail better”. Courtesy галерея

Трудность. Миша Добровольский
Галерея “fail again, fail better”

Квартирные выставки — феномен не новый, но по разным причинам все еще актуальный. Для нонконформистов 60-х — первой половины 70-х годов уход искусства в частные пространства был вынужденной мерой и единственным доступным форматом выставочной деятельности. Художники постсоветского времени продолжили эту практику. Квартирные галереи получили название artist-run space: внеинституциональный статус позволил экспонировать произведения, минуя формальности бюрократического и цензурного характеров. Подобные проекты последних лет («Дай пять» Яна Посадского и Миши Гудвина в Воронеже, «Маленькая» «Малышек 18:22» в Томске) только подтверждают ценность экспериментального подхода квартирных галерей.

Fail again. Fail better — цитата из новеллы одного из основоположников театра абсурда Сэмюэля Беккета «Худшему навстречу» (Worstward Ho) 1984 года, которая стала устойчивым выражением за пределами литературного первоисточника. Эта фраза, кажется, может быть применима и к практике квартирных выставок молодых авторов: экспериментировать и ошибаться — бесконечный цикл поиска новых форм и смыслов.

“fail again, fail better” — это также новый artist-run space в квартире на Фрунзенской набережной в Москве. Его основательница (и по совместительству хозяйка жилого помещения) Евгения Боневерт дает художникам пространство для «ошибок».

Fail again. Fail better — это «Трудность». Новая выставка воронежского художника и резидента мастерских Музея «Гараж» Миши Добровольского представляет результаты двухмесячного наблюдения за ВДНХ, на территории которого находится арт-резиденция, и попыток вступить в коммуникацию с его обитателями: разнорабочими и строителями. Преодоление коммуникационных барьеров — дело сложное и не всегда принимающее форму исключительно доброжелательного диалога, но выявляющее непреодолимую преграду из недоверия. В экспозицию вошли графические и живописные работы, документирующие попытки наладить контакт с сотрудниками ВДНХ. Выполненные в свойственной автору манере эскизов, они дополнены фрагментами записей-наблюдений художника.

Для посещения выставки необходимо пройти бесплатную регистрацию.

[Подробнее]

Луис де Моралес. Се, Человек! Около 1509. Дерево, масло. ГМИИ им. А.С. Пушкина, Москва

Испанская коллекция. Из собраний российских музеев
ГМИИ им. А.С. Пушкина

Российское собрание испанской живописи — одно из самых многочисленных за пределами Пиренейского полуострова: только в Государственном Эрмитаже насчитывается около 150 картин, а в ГМИИ им. А.С. Пушкина — без работ Пабло Пикассо — около 70. Настоящий проект представляет развитие искусства испанских мастеров в XVI–XIX веках, а также прослеживает историю формирования «испанской коллекции» в отечественных музеях.

Экспозиция состоит из трех разделов. Первый посвящен искусству XVI–XVII веков. Большую его часть занимает религиозная живопись Луиса де Моралеса, Эль Греко, Хусепе де Риберы, Бартоломе Эстебана Мурильо и Франсиско де Сурбарана. Обязательно отыщите «Святую Юсту (Руфину)» последнего: по завершении московских, а затем петербургских гастролей она вернется в Смоленский государственный музей-заповедник. Здесь же — парные жанровые картины Мурильо «Девочка — продавщица фруктов» и «Мальчик с собакой», уникальные по двум причинам: с одной стороны, их приобретение в 1768–1772 годах положило начало коллекционированию испанской живописи в России, а с другой, в 1930 году работы были разделены советской властью между двумя столицами и с тех пор редко экспонируются вместе — последний раз это случилось в 2001 году. Портретный жанр представлен работами Диего Веласкеса, Карреньо де Миранды и Себастьяна Эрреры Барнуэво (его «Портрет инфанта Карлоса II в детстве» встречает зрителей на ступенях в главное здание Пушкинского музея), натюрморт — произведениями Антонио де Переды.

Второй раздел отведен живописи и графике Франсиско Гойи, а третий повествует об искусстве XIX столетия и впервые в полном составе представляет эту часть собрания ГМИИ. Среди авторов: последователи Гойи — Эухенио Лукас Вильямил и Эухенио Лукас Веласкес, мастер исторического жанра Франсиско Прадилья, художник-ориенталист Мариано Фортуни, представители противоборствующих лагерей — Черной и Белой Испании — Игнасио Сулоага и Хоакин Соролья. Венчает экспозицию «Старый еврей с мальчиком» Пабло Пикассо — и в самом деле, «голубая фишка» выставки: и по цветовому решению, и по медийному охвату.

[Подробнее]

Фрагмент экспозиции выставки «Николай Рерих» в Новой Третьяковке. Москва, 2023. Фото: Иван Новиков-Двинский. Courtesy музей

Николай Рерих
Новая Третьяковка

В начале статьи «Ценность прекрасного», написанной Николаем Рерихом в 1935 году, автор приводит выдержку из письма Николая Гоголя Василию Жуковскому: «Искусство есть водворение в душу стройности и порядка, а не смущения и расстройства». Посвященная художнику выставка в Новой Третьяковке занимает место на пересечении этих разных категорий.

Всесторонне представить жизнь и творчество Николая Рериха — задача «со звездочкой». Причиной тому и насыщенная биография главного героя, и обилие его идентичностей: художник и сценограф, путешественник и археолог, писатель и философ-мистик. Чтобы не запутать зрителя, экспозиция фокусируется на трех сюжетах его жизни: древнерусская история и зодчество (здесь представлены дипломная работа «Гонец. “Восста род на род”», эскизы к росписям и мозаикам для церквей и девяносто архитектурных этюдов, созданных во время путешествий по русским городам), написанные в 1920–1930-е годы работы (в том числе из Центрально-Азиатской экспедиции) и театр (в этой части впервые показана отреставрированная панорамная, 10 на 23 метра, декорация «Половецкий стан»). Всего на выставке собрано более 140 произведений — живопись, графика, декоративно-прикладное искусство, скульптура, костюмы, книги — из 18 музеев и одного архива.

[Подробнее]

Фрагмент экспозиции выставки «Кубок созвучий. По направлению к Розановой» в Доме культуры «ГЭС-2». Москва, 2023. Фото: Даниил Анненков. Courtesy «ГЭС-2»

Кубок созвучий. По направлению к Розановой
Дом культуры «ГЭС-2»

Избегая прямых сопоставлений, выставка «Кубок созвучий. По направлению к Розановой» предлагает искать в искусстве великой авангардистки и представительниц следующих поколений отголоски и отражения, отзвуки и резонансы, рифмы и параллели.

Экспозицию можно прочесть в формальной логике, вспомнив слова самой Ольги Розановой: «…теперь могу делать в живописи вещи или целиком реальные, или целиком беспредметные, а серединных не допускаю…», — а можно и в поэтическом измерении: не случайно и выставка, и четыре ее раздела названы строками из стихотворений художницы. В первой части «Хрустящий в волосах колышется бант» городские пейзажи и «Портрет сестры» Розановой встречается с инсталляцией томской группы «Малышки 18:22». В «Черных тумбах оцепенения» кубофутуристические работы художницы сопоставляются с текстильными экспериментами Лидии Мастерковой и перекликаются с проектом Анны Кондратьевой. «Хрусталь неба в воздетом пространстве» предлагает разглядеть связи между живописными абстракциями Ольги Потаповой, Ефросиньи Ермиловой-Платовой, Александры Галкиной, Татьяны Глебовой и скульптурами и инсталляциями Беллы Покровой, Анны Титовой, Галины Андреевой и Изы Генцкен. Наконец, в разделе «Гиенно» творческий тандем Ольги Розановой и поэта Алексея Крученых встречает художницу и поэтессу Лизу Неклессу.

Предложенные сопоставления подобны беспредметным картинам Розановой. Некоторые, как фигуры в нижнетагильской «Композиции» (1915–1918), спаяны друг с другом и принадлежат одному пространству, так что порой не ясно, где проходит граница между авторами. Другие, как «Распыление цвета» и «Зеленая полоса» (1917), едва обозначены и легко растворяются: их состоятельность всецело зависит от желания зрителя согласиться с предложенной интерпретацией.

[Подробнее]

Комментарии
Rambler's Top100