Спецпроект
Garage
В сотрудничестве с

Выставочные пространства, заправки и отели: как музеи выстраивают свои экосистемы

Музей современного искусства «Гараж» объявил имена архитекторов, которые реконструируют «Шестигранник» в Парке Горького. Ими стали Кадзуё Сэдзима и Рюэ Нисидзава из архитектурного бюро SANAA. Новое здание расширит выставочные возможности музея и вместе с тем станет самостоятельным пространством. В «Шестиграннике» можно будет посмотреть выставки, выпить кофе, почитать книги в библиотеке или встретиться с друзьями во внутреннем дворе. «Артгид» решил вспомнить о других музеях, которые расширялись с течением времени, а также посмотреть, что у них общего с новым проектом «Гаража».

Архитектурное бюро SANAA (Кадзуо Сэдзима и Рюэ Нисидзава). Проект отреставрированного павильона «Шестигранник» музея «Гараж». Courtesy Музей современного искусства «Гараж»

Ни для кого не секрет, что музеи склонны к экспансии: новые выставочные площади, хранилища, огромные филиалы не только внутри города, но и в разных странах (достаточно вспомнить филиал Лувра в Абу-Даби и, вероятно, скорое появление еще пары огромных культурных центров). Постоянный захват новых пространств и наращение территорий чревато опасным исходом, о котором предупреждал Рем Колхас в эссе «Гигантизм, или Проблема большого»: музей может стать инородным элементом в пространстве города, который игнорирует контекст и в лучшем случае «сосуществует» с окружающей архитектурой.
 
Однако экстенсивному расширению можно противопоставить музеи, которые выстраивают собственные «экосистемы» — сетку связанных друг с другом зданий и сооружений, органично вписанных в городское пространство. Что отличает их от остальных музеев? Самостоятельность и функциональность отдельных пространств, чуткая работа с архитектурным контекстом и, что самое главное, развитие той части городской среды, которая окружает музей.

Container imageContainer imageContainer imageContainer imageContainer imageContainer image

Музей современного искусства «Гараж»

В недавно изданной на русском книге «Метаболический музей» Клементин Делисс рассуждает над путями развития современного музея. Вместо мегамузея, который отталкивает своими монструозными размерами, она предлагает иной сценарий освоения пространства — «ряд павильонов, станций или зданий-спутников, связанных в единую цепь, что способствует движению». В этом обрывочном замечании об этнографическом музее в Франкфурте-на-Майне Делисс постулирует то, к чему стремится «Гараж», открывая новое пространство в Парке Горького — реконструированный «Шестигранник». Здание станет еще одним звеном экосистемы музея, который — шаг за шагом — выстраивал сетку «зданий-спутников» (и не только зданий — достаточно вспомнить детскую площадку «Салют» рядом с библиотекой и образовательным центром), которые разбросаны по городу и парку.
 
Реконструкцию доверили японскому архитектурному бюро SANAA (Кадзуо Сэдзима и Рюэ Нисидзава), которое вернет зданию его изначальную функцию: в 1923 году «Шестигранник» был построен в качестве выставочного павильона «Машины и орудия» раздела «Машиностроение» 1-й Всероссийской сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставки. Вместо техники, правда, здесь будут показывать современное искусство и различные междисциплинарные проекты (в «Гараже» обещают, например, заняться выставками моды под руководством критика Елены Стафьевой) в трех выставочных пространствах. Два из них будут расположены в гранях здания, еще одно — на подземном уровне. Внутренний двор превратится в публичное пространство. В здании также разместятся кафе и книжный магазин, сюда переедет библиотека «Гаража».
 
«Шестигранник» не продолжение реконструированного Ремом Колхасом здания «Времен года» и не дополнительная площадка, посредством которой пытаются нарастить квадратные метры. Кажется, «Гараж» никогда не чувствовал в них недостатка, делая одновременно и большие, и камерные проекты. «Шестигранник» не только будет встроен в экосистему музея, но и продолжит пространство Парка Горького, наконец скинув с себя ширму забора, сейчас скрывающего руины.

Container imageContainer imageContainer imageContainer image

Музей дизайна Vitra

Музей дизайна Vitra, на первый взгляд, почти не отличается от других институций: он обладает обширной коллекций, которая лежит в основе исследований, выставочных и просветительских проектов. Однако Vitra занимает целых 18 зданий, каждое из которых проектировали «звездные» архитекторы. В их числе Фрэнк Гери, Заха Хадид, Тадао Андо, уже упомянутое бюро SANAA и другие. Некоторые здания и вовсе не являются выставочными пространствами. Так, Заха Хадид спроектировала пожарную станцию, которая потребовалась после крупного пожара в 1981 году, Жан Пруве — заправку, а Карстен Хёллер — смотровую башню с горкой высотой с четырехэтажный дом. Подобные архитектурные проекты сильно отличают Vitra от любых других музеев с обширной сетью филиалов. Здания Vitra — сами по себе самоценные объекты, ради которых стоит запланировать поход в музей.
 
При этом новые здания появились не вследствие бездумной экспансии. Скорее, каждую новую постройку проектировали с учетом запросов музея. С одной стороны, эти запросы были вполне прозаическими: пожар в начале 1980-х уничтожил часть строений, которые пришлось восстанавливать. Именно по этой причине музей решил построить собственную пожарную станцию, проектированием которой занялась Заха Хадид. С другой, расширение институции было продиктовано желанием изменить окружающую среду. В этом смысле Vitra предлагает рассматривать каждое здание как самоценный элемент, который в то же время встает в ряд с другими зданиями музея.

Container imageContainer imageContainer image

Музеи на островах Тэсима, Инудзима, Наосима

Культурные центры на японском архипелаге, состоящим из маленьких островов, стали появляться в начале 1980-х. В тот момент архипелаг едва ли можно было назвать туристической Меккой: местные массово уезжали, а туристам было попросту не на что смотреть. Изменения начались с острова Наосима, на котором построили арт-кампус для детей, а затем Benesse House — нечто среднее между отелем, галереей и музеем. Изменения продолжились проектом Art House Project, в рамках которого старые здания были реконструированы и стали постоянным пристанищем для инсталляций художников. Только в 2004 году на острове появился музей Титю, спроектированный архитектурным бюро Тадао Андо. Его устройство кардинальным образом отличается от остальных музеев. Вместо постоянно сменяющейся программы — скромная коллекция из работ трех художников: Уолтера де Мария, Клода Моне и Джеймса Таррелла.
 
Пожалуй, успех музейного проекта на японском архипелаге обусловлен не только точечной реставрацией и возведением новых вписывающихся в ландшафт зданий, но и чуткостью к жизненному укладу островитян. Музеи порой похожи на громыхающие заводы: в офисах кипит работа, а выставочные пространства сотрясают перформансы или монтажи очередных экспозиций. Культурные пространства на японских островах изначально работали по другой логике — в первую очередь учитывались интересы местных жителей.
 
Со временем на островах открывалось все больше культурных институций, которые незаметно интегрировались в окружающую среду. Так, музей искусств Тэсима отдаленно напоминает каплю воды и в то же время отсылает к плавным формам границ рисовых полей, возделываемых на острове. Реконструкция зданий продолжилась и на других островах: здание музея на острове Инудзима было, например, построено буквально на руинах местного медного завода. В то же время на острове стали точечно появляться новые общественные и выставочные пространства. Правда, выставочными их можно назвать с определенной натяжкой — под некоторыми из них хочется, скорее, спрятаться от дождя, а не разместить там искусство.

Здание музея «M+», спроектированного архитектурным бюро Herzog & de Meuron. Источник: westkowloon.hk
 

Культурный район в Гонконге на полуострове Коулун

О новом кластере культурных институций в Гонконге стали задумываться в середине 1990-х. За проект взялось архитектурное бюро Foster + Partners в партнерстве с Ronald Lu & Partners. Концепция района воплощает идею «музея в парке», правда, несколько ее расширяя. На полуострове были открыты опера, парк искусств Art Park и выставочные пространства, среди которых Freespace — площадка для перформативных и театральных практик. В 2021 году заработал новый музей современного искусства M+, в котором собрана впечатляющая коллекция китайского искусства XIX и XX веков. Музей, несмотря на огромные размеры (внутри 33 выставочных зала общей площадью 17 000 квадратных метров, три кинозала, образовательный центр и медиатека), органично вписался в урбанистический пейзаж. С одной стороны, он не теряется на фоне других небоскребов за счет своего брутального вида, а с другой — остается гостеприимным для посетителей. Они могут зайти в M+ почти с любой стороны, не заметив плавного перехода между городом и музеем.

Container imageContainer imageContainer image

Смитсоновский музей

Смитсоновский музей — пожалуй, одна из старейших институций. С течением времени она обросла сеткой более чем из 25 различных зданий, не считая других центров за пределами Вашингтона. Их едва ли можно назвать филиалами: в Смитсоновском музее поразительным образом можно наткнуться на работы Энди Уорхола в Восточном здании Национальной галереи искусств и на предметы американского декоративно-прикладного искусства XIX веков в галерее Ренвик. Это редкий пример органичного развития музея, который расширяется на протяжении уже не первой сотни лет.
 
Множество зданий, конечно, усложняет навигацию  — посетителям не так-то просто найти нужный вход в ту или иную часть музея, кроме того, часть корпусов находится под землей. В 2014 году архитектурное бюро Bjarke Ingels Group представило проект реконструкции отдельных зданий Смитсоновского музея. Этот проект подразумевает очень мягкое вмешательство в архитектуру музея: среди основных задач — ревитализация старых пространств и, что важнее, налаживание бесшовных маршрутов между зданиями и парком. В конце концов, и работы старых зодчих требуют свежего взгляда.

Комментарии

Читайте также


Rambler's Top100