Спецпроект
Garage
В сотрудничестве с

Через объектив: выставка «Пути сообщений» в галерея PENNLAB

До 12 декабря в галерее PENNLAB проходит выставка «Пути сообщений»: 11 художников исследуют, как фотография пересекается с территорией и телом, речью, пространством памяти и полем научных исследований. Фотографическое изображение здесь (как и в других проектах галереи) — своего рода инструмент, формирующий способ смотрения на город, природу, семейный архив, технологии, научное знание и, конечно же, на саму фотографию. «Артгид» сходил на выставку и рассказывает о ее участниках, а также о том, как сегодня можно работать с фотографией.

Фрагмент экспозиции выставки «Пути сообщений» в галерее PENNLAB. Москва, 2021. Фото: Владислав Ефимов

Галерея PENNLAB, работающая с современной российской фотографией, заявила о себе в этом году несколькими выставками, представив молодых авторов или уже состоявшихся художников, например Александра Гронского. Пожалуй, в случае с PENNLAB важны не только имена, но и подход к показу фотографий. С первых проектов галерея экспериментирует с выставочной архитектурой и производством фотографий (при галерее работает центр печати). И «Пути сообщений» под кураторством фотографа Владислава Ефимова и художницы Марии Бавыкиной (оба преподают в НИУ ВШЭ и Школе Родченко) не исключение. Залы отделены друг от друга тематически (интерес художников переключается с исследований «территории» на исследование тела, смещается с абстрактной категории речи к теме преодоления ограничений человеческого глаза) и физически — воздушными бежевыми шторами. И хотя на выставке фотографии ожидаешь увидеть собственно фотографические изображения, в PENNLAB встречаешься скорее с инсталляциями, собранными из снимков.

Container imageContainer image

Антон Андриенко. Гастрономия для глаз

«Фланирование — это наука, гастрономия для глаз. Гулять — значит прозябать, фланировать — значит жить», — пишет Оноре де Бальзак в «Физиологии брака». Ему вторит Антон Андриенко с серией «Гастрономия для глаз», в которой он, будто заправский коллекционер, собирает привычные и почему-то притягательные образы повседневности: голые ветки на фоне рабицы, пластиковый пакет, прилипший, вероятно, к забору, или пара деревьев перед панельным домом, почему-то окрашенных в алый цвет. Эти фотографии передают взгляд фланера, случайного прохожего, который, впрочем, бродит не по парижским пассажам, а по более родным маршрутам, проходящим через спальные районы.

Container imageContainer image

Дмитрий Лукьянов. Завтра быстрого приготовления

Еще в 1985 году Донна Харрауэй в «Манифесте киборгов» обозначила возможность сращения человека и технологий. Прошло больше тридцати лет, а мы до сих пор подбираемся к обозначенной границе неразличения человека и машины. Ее же фиксирует Дмитрий Лукьянов в серии «Завтра быстрого приготовления»: в ней люди, занимающиеся спортом, проходящие лечение или beauty-процедуры, отдаленно напоминают тех самых киборгов, органично совмещающих в себе человеческое и синтетическое. Правда, персонажи серии Лукьянова преодолевают свой гендер, возраст или телесные ограничения в контексте wellnes-культуры, которая требует от человека не свободы, как того хотела Харрауэй, а физического совершенства.

Иван Лунгин. Без названия. 2021. Фотография, пигментная печать. Courtesy Галерея PENNLAB

Иван Лунгин. Без названия

Цикл Ивана Лунгина — своего рода упражнение в минималистской фотографии. Перед зрителем серия снимков одной комнаты: со стороны окна и со стороны двери. Эти части представляют целое, однако их нельзя соединить — просто в силу технических ограничений камеры. Работы Лунгина обращают внимание на парадоксальность фотографического взгляда: перед нами очень условная панорама, которая, с одной стороны, должна охватить все пространство комнаты, но, с другой, не в состоянии сделать это.

Container imageContainer image

Анастасия Млеко. Gonna get along without you know

На фотографиях Анастасии Млеко из серии Gonna get along without you know главным персонажем становится зеленый цвет, точнее, цианобактерии и их производные. Но поскольку заметить присутствие столь мелких живых организмов невозможно, пейзажи Млеко выглядят опустевшими и покинутыми, а макроскопические фотографии напоминают, скорее, упражнения в абстракции. Так Млеко обманывает наш глаз, который по привычке ищет следы человека, а находит лишь пустующие ландшафты. На деле они все же наполнены жизнью, пусть и незаметной для наблюдателя.

Container imageContainer image

Илья Никитин. Реверс

Илья Никитин родился и вырос в Крыму, но уже долгое время живет в Москве. В проекте «Реверс» он вновь возвращается в Крым, чтобы запечатлеть, по его словам, «обратную сторону» своего старого дома. Никитин удаляется от туристических точек — и полуостров теряет свои привычные очертания. Вместо него появляются старые развалины, бледно-серое небо и молодые люди, будто бы сливающиеся с южным ландшафтом. Парадоксально, что остраненный образ Крыма внезапно оказывается куда более реальным, чем его туристическая версия.

Container imageContainer image

София Панкевич. Предвосхищая себя в деревьях

Название проекта Софии Панкевич в некотором роде диктует логику просмотра работ: глаз пытается зацепиться за изгибы корней и разглядеть в них человеческие конечности или разобрать в переплетении веток следы присутствия человека. По словам художницы, деревья можно считать метафорой человеческой жизни. В фотографии такое сходство усиливается формальным сближением фактур — белоснежной древесной коры и человеческой кожи. В этом смысле работы Панкевич тяжело назвать фигуративными: представляя знакомые природные образы, они, тем не менее, дезориентируют зрителя.

Container imageContainer image

Иван Петрокович. Новая руина

«Новая руина» Ивана Петроковича — фотопроект, который фиксирует историю изменений Москвы с 2013 года. Взгляд Петроковича представляет собой предельно абстрактный взгляд горожанина, перемещающегося по городу и везде встречающего бесконечный процесс строительства и обновления: дорог, тротуаров, станций метро, фасадов зданий и других городских элементов. Если у Андреенко фланер предается блаженной созерцательности спальных окраин, то у Петроковича он скорее молчаливый наблюдатель, который ничего не может сделать с коммунальными и административными силами, перепахивающими город. В его крупноформатных фотографиях, свисающих с потолка, и в одноименном зине пропадает цвет: все районы сливаются в один, а ремонтные бригады, кажется, не меняются от места к месту и продолжают, подобно Сизифу, свой ежедневный труд.

Варвара Пехота. Без названия. 2021. Фотография, пигментная печать. Courtesy Галерея PENNLAB

Варвара Пехота. Без названия

Проект Варвары Пехоты предваряет выставку ироническими инструкциями по фотосъемке: на доске представлены карточки с советами для начинающих фотографов, взятыми из старой инструкции к одной из моделей Leica. Вырывая наставления для неофитов из контекста, Пехота превращает их в концептуальное высказывание о природе фотографии. С одной стороны, фотография — это ремесло, которому надо учиться, а следовательно, нужно заглядывать в мануал. С другой, сами инструкции — уже законченный фотопроект, будто зеркало, отражающий своего зрителя или, в данном случае, читателя.

Container imageContainer image

Владимир Селезнев. Осеев

На потрескавшемся баннере — улыбающаяся молодая пара, перед ним — макет нового жилого района: белые многоэтажки, торчащие из холодной глыбы. Вокруг, на фотографиях, те же многоэтажки, словно возникшие из пустоты. Это не снимки нового района Москвы, а инсталляция Владимира Селезнева. Представленная на выставке часть проекта «Осеев» — своеобразный офис продаж квартир в одноименном выдуманном утопическом мегаполисе, который появился в результате хаотичной типовой застройки.

Container imageContainer image

Екатерина Селезнева. За поворотом в глубине

«За поворотом в глубине» — это исследование мифологии закрытого города Саров в Нижегородской области. Долгое время он был связан с местом православного паломничества, но в конце 40-х годов XX века исчез с географических карт, став одним из атомных центров страны. В своем проекте Екатерина Селезнева изучает образ города, сложившийся в результате сращения православных и советских мифологем, объединяя фотографии из архива дедушки (сотрудника секретного института) и снимки, сделанные в городе, а также за его пределами.

Container imageContainer image

Никита Свертилов. Изгибая горизонт

Кажется, все слышали о странной конспирологической теории «плоской земли», согласно которой земля похожа на блинчик, парящий где-то в воздухе, а не на сплюснутый шар. В проекте «Изгибая горизонт» Никита Свертилов объединяет образы «обеих сторон дискуссии в поисках черты, отделяющей научные методы от их апроприации», как говорит сам автор. Этот, на первый взгляд, игривый проект вновь поднимает проблему постправды — специфического культурного состояния, при котором между истинным и фиктивным едва ли можно провести точные границы.

Комментарии

Читайте также


Rambler's Top100