Украинский критик и куратор Александр Соловьев о прошлом и настоящем Центра визуальной культуры в Киеве

«Артгид» обратился к нескольким деятелям современного искусства Украины с вопросом, как они относятся к акту цензуры выставки «Украинское тело» и попыткам закрыть Центр визуальной культуры, которую на прошлой неделе предпринял ректорат Киево-Могилянской академии. В конце дня стало известно, что центр все же продолжит свою работу, но уже под руководством нового директора Инны Совсун. Но вернемся к цензуре. Мы были удивлены, узнав, что хотя все поголовно опрашиваемые негативно относятся к актам цензуры по отношению к центру, они при этом честно признаются, что давно не следят за деятельностью этой институции и затрудняются ответить на вопрос, какое место она занимает на культурной карте Киева. Объяснить это странное противоречие «Артгид» попросил критика, куратора, заместитель генерального директора «Мыстецького Арсенала» Александра Соловьева.

Центр визуальной культуры в Киеве вольно или невольно позиционируется как «преемник» Центра современного искусства Сороса. Он был открыт в октябре 1995 года в старом корпусе Могилянской академии благодаря стараниям его первого директора Марты Кузьмы и играл ключевую роль в развитии украинского современного искусства вплоть до начала нулевых, когда Сорос прекратил финансирование. Гранты, кураторские проекты, мастер-классы, медиалаборатория, самые резонансные выставки, обмены. Достаточно назвать имена Йозефа Бойса, Янниса Кунеллиса, Энди Уорхола, Ильи Кабакова, Бориса Михайлова, Арсена Савадова, Сергея Браткова, Олега Кулика, Джермано Челанта, Акилле Бонито Оливы, Николя Буррио, Джозефа Кошута, Петера Вайбеля, Билла Виолы, Барнетта Ньюмана… Все эти выставки в Киеве воспринимались как события, и зрительское паломничество было туда.

Затем в работе центра наступило вынужденное затишье и переориентация на сугубо экспериментальное (читай — незатратное) искусство и на образовалку. Последний пик публичного внимания к деятельности центра совпал с «оранжевой революцией», когда по инициативе тогдашнего директора Юрия Онуха эта площадка стала приютом и лабораторией для нового (и другого, социального) поколения украинских художников. Именно там, к примеру, зародилась группа Р.Э.П. Когда кончилась 13-летняя аренда центра в Могилянке, закончился и его соросовсий и постсоросовский статус. В новом качестве он, уже как Центр визуальной культуры, существует скорее в галерейном формате с упором на социальный критицизм и исследования, связанные, если так можно выразиться, с визуальной политикой, а среди его удачных проектов можно назвать, в частности, «Судебный эксперимент» и «Трудовую выставку».

Но действительно, всеобщим магнитом внимания и интереса, каким стали PinchukArtCentre, а в самое последнее время и Арсенал, Центр визуальной культуры стать, конечно, не мог. Отсюда и пробелы у ваших опрашиваемых. Все кончилось тем, что не самую лучшую выставку «Украинское тело» самолично закрыл ректор вуза, якобы узрев на ней порнографию. Хотя соглашусь с теми, кто считает, что это была не порнография, а работа о порнографии. Этот жесткий цензурный жест вызвал активный протест в арт-среде и новую возгонку интереса к самому центру, который решением ученого совета был сначала закрыт, но потом открылся снова, уже с новым руководством. Надо признаться, что подобное запретительство для Украины последних лет действительно воспринимается, как ЧП — по этому поводу был даже организован митинг протеста.

Ссылки по теме

http://www.artukraine.com.ua/news/3539.html
http://www.artukraine.com.ua/news/3650.html
http://www.artukraine.com.ua/news/3660.html

Комментарии
Rambler's Top100