Ввезти искусство бесплатно и вывезти без проблем

28 декабря 2017 года в России был принят Федеральный закон № 435 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты российской федерации в связи с совершенствованием государственного управления в сферах вывоза и ввоза культурных ценностей и архивного дела», существенно изменивший ранее действовавший закон «О ввозе и вывозе культурных ценностей» и призванный упростить перемещение культурных ценностей через границу, сделать этот механизм внятным и прозрачным. За прошедшие почти два года приняты дополнения к закону, выпущены разъясняющие письма Минфина РФ, однако практика его применения до сих пор менее обширна, чем следовало ожидать. Почему? «Артгид» выяснил это с помощью эксперта — начальника юридического отдела Фонда современного искусства V-A-C Артема Бондаревского.

Коллаж: Артгид. Источники фото: www.rbhightechtransport.com, www.paulmitchell.co.uk, www.philamuseum.org

О законах в России часто говорят, что их строгость компенсируется необязательностью исполнения. Именно этим объясняется стандартная, увы, реакция на новый закон, который, по сравнению со старым законодательством, сулит — и дает — явные преимущества, в частности освобождает от обложения НДС ввоз на территорию РФ культурных ценностей, приобретенных или полученных в дар негосударственными музеями. Закон выгоден всем, прежде всего частным музеям, галеристам и просто людям, сталкивающимся с необходимостью вывезти из России или ввезти сюда произведение искусства. Но многие не знают об этой выгоде или опасаются на нее рассчитывать, видя в предложенных государством новых возможностях подвох.

Артем Бондаревский рассказывает, как в апреле этого года на ежегодной конференции арт-дилеров в московском Манеже профессионалы рынка убеждали его, что, например, право не платить НДС на ввоз искусства в Россию имеет отношение только к музеям, но ни в коем случае не к арт-рынку — потому что «так не может быть». Очевидно, что закон удобен мощным негосударственным выставочным институциям, частным музеям и фондам. Но что он обещает остальным? Проанализировав опыт тех, кто пытался в частном порядке ввезти в Россию из-за границы работу какого-нибудь художника, скажем, год назад, мы узнаем, что транспортные компании, взявшиеся доставить ее до Москвы, повышали цену для частных лиц чуть ли не вдвое — прежде всего за риски общения с таможней.

До сих пор на вопрос, стало ли проще и дешевле возить искусство через границу, галеристы, устроители ярмарок и владельцы транспортных компаний отвечают отрицательно. «Пошлины как были большими, так и остались большими», — комментирует ситуацию основатель и директор ярмарки Cosmoscow Маргарита Пушкина, опираясь на опыт участников ярмарки. Совладелец «Триумфа» Емельян Захаров, признаваясь, что оформлением и транспортировкой работ для галереи занимаются транспортные компании, тоже говорит, что «дешевле не стало». Тут, разумеется, возникает вопрос к транспортным компаниям: вполне вероятно, они боятся потерять на этих нововведениях больше, чем могут приобрести.

Таможенный осмотр на русско-финляндской границе. 1912. Открытка. Источник: pastvu.com

Одновременно авторитетные СМИ, специализирующиеся на финансах, заявляют, что никакого упрощения не произошло. Чтобы убедиться в ошибочности этих выводов, стоит исследовать пусть и не избыточную, но все-таки уже существующую практику применения введенных норм. А для начала разобраться в нюансах и понять, что же предлагает закон нового.

Что такое КЦ, или Искусство — не роскошь

Формально Федеральным законом № 435 российское законодательство приведено в соответствие с правом Евразийского экономического союза (ЕАЭС), которое главенствует над правом РФ. Именно право ЕАЭС, например, устанавливает, какие культурные ценности требуют оформления разрешения на их вывоз (те, что старше 50 лет). Впервые законодательно введено адекватное понятие культурной ценности (КЦ). Раньше работы, созданные меньше 50 лет назад, ценностями не считались, а при перемещении через границу признавались товаром — соответственно, за их ввоз полагалось заплатить НДС. «Работа, например, Урса Фишера, ныне живущего американского художника, стоимостью в миллионы долларов, — комментирует Бондаревский, — в Россию могла быть ввезена только как предмет роскоши, не как искусство. И согласно дикому определению в старой редакции закона, культурной ценностью признавалось произведение, созданное на территории Российской Федерации или гражданином Российской Федерации. Таким образом, работы Кандинского немецкого периода к этой категории тоже не могли быть отнесены».

Тут напрашивается аналогия с историческим непризнанием культурной ценностью бронзовой «Птицы в пространстве» Константина Бранкузи: когда в 1926-м тот пытался ввезти скульптуру в США, таможенный чиновник провел ее по разряду товаров и потребовал пошлину $4000. В США культурные ценности уже тогда были освобождены от пошлины на ввоз, и Бранкузи подал в суд. Журнал Time писал, что «у птицы скульптора Бранкузи нет ни головы, ни ног, ни перьев», но Бранкузи выиграл суд, освободив путь многим художникам, которым не нужно уже было доказывать, что их работы — не товар, а произведения искусства.

Нечто подобное произошло только что в России, когда при попытке частного фонда ввезти сюда работу Лиз Дешен таможня не захотела признать ее искусством, а автора — художником. Но до суда не дошло. В России Лиз Дешен действительно почти не знают — и эксперты тоже, поэтому институция предоставила информацию о ее персональных выставках в Тейт и в МоМА, и тогда эксперт согласился взять ответственность на себя. «В российском законодательстве сейчас специально прописано, — отмечает Бондаревский, — что доказательством статуса культурной ценности может служить провенанс не только российский, но и зарубежный. Если художник выставлялся в известных западных музеях, все работает». Таким образом, современное искусство законодательно признано культурной ценностью.

Лиз Дешен. Фрагмент экспозиции персональной выставки в Институте современного искусства, Бостон. 2016. Источник: www.wallpaper.com

Минус налоги

Вместе со многими нелепостями из закона ушли чрезмерные траты на перемещение искусства, потому что одновременно с принятием закона № 435 внесено изменение в Налоговый кодекс, освободившее ввоз любых КЦ от уплаты НДС (в 2017 году НДС составлял 18%, а сегодня 20%). Ввозить можно все, что работает на повышение реальной ценности культурного достояния страны. Называя этого закон «супердвигателем арт-рынка», наш собеседник поясняет: «Установки “ввозите всё” нет нигде в мире, только у нас».

Ровно так, в качестве КЦ и без уплаты налога, фондом V-A-C были ввезены в Россию полтора года назад работы на выставку «Генеральная репетиция»  в Московском музее современного искусства, и таким же образом ввез недавно старый танк для своего Музея техники владелец музея Вадим Задорожный. Раньше так могли ввозить работы только государственные музеи, теперь же — и это одно из важнейших новшеств — правило работает для всех. Предвидя возражения по поводу того, что музеи — солидные институции, а для частных лиц или галерей закон работать не будет, возражаем: будет, все проверено, подводных мин нет.

Закон впервые вводит на правовом уровне понятие негосударственной институции именно как частной. В Законе о музеях, согласно которому музеи могут быть государственными и негосударственными, под последними, как выяснилось, всегда подразумевались муниципальные музеи, и только. Сейчас же в законе сказано, что музей может основать и частное лицо. Понятно, что в этом закон очень отстал от жизни, но важнее, что он все же идет вперед.

Из четырех прописанных в законе процедур перемещения КЦ — ввоза, временного ввоза, вывоза и временного вывоза — наиболее важные изменения касаются именно первой. Как уже говорилось, ввоз искусства в Россию теперь освобожден от НДС. Раньше покупателю, желающему приобрести, например, работу с зарубежного стенда на российской ярмарке приходилось оплачивать, помимо стоимости самой работы, еще и НДС в размере 18% (c 1 января 2019 года уже 20%) просто за то, чтобы получить документы (таможенную декларацию), подтверждающие, что вещь прибыла в Россию законным путем. Эта финансовая нагрузка, конечно, сильно тормозила арт-рынок, который теперь от нее избавлен. Были и другие ситуации, когда искусство на продажу ввозилось в чемоданах, без декларации (впрочем, это происходит и сейчас), но без документов на ввоз его потом нельзя вывезти.

Очевидно, что, ввозя произведение в Россию и даже имея конкретного покупателя, дилер идет на риск: покупатель может отказаться от покупки, и работу придется везти обратно и платить за ее вывоз. Однако условия вывоза тоже изменились: пошлина теперь составляет 5% от страховой стоимости произведения (для физических лиц), но не более 1 млн рублей. Для юридических лиц — 10% от стоимости, и верхнего ограничения нет, но все равно это вдвое дешевле, чем тот самый 20-процентный НДС, который пришлось бы заплатить раньше за ввоз.

Стенд галереи Georg Kargl Fine Arts, Вена, с работами Недко Солакова на ярмаке Cosmoscow. 2019. Фото: Екатерина Алленова/Артгид

В мае 2019 года были приняты поправки в Налоговый кодекс, ограничившие госпошлину за разрешение на временный вывоз искусства. Сейчас она не больше 5 тыс. рублей, хотя раньше составляла 0,01% от страховой стоимости произведения. Кроме того, теперь закон позволяет продлить разрешение на вывоз. Допустим, вы вывезли работу на одну выставку, а после вам предложили сразу отправить ее на другую. Вместо того чтобы возвращать произведение обратно, опять отправлять и тратить на это кучу денег (как было раньше), можно оформить пролонгацию на уже существующее разрешение (максимум на три года), просто предоставив документ на таможню.

Понятно, что государство заинтересовано во ввозе ценностей, в первую очередь, для постоянного хранения. Поэтому временный ввоз культурной ценности, как и раньше, не работает для граждан РФ (исключение — участие в выставке или ярмарке, но для этого нужно будет получить международный таможенный документ — карнет АТА). Если гражданин РФ, например, приобрел за границей картину, решил привести ее в Россию на экспертизу, а потом увезти обратно, то закон просто не позволит ему этого сделать — необходимо будет оформить ввоз на постоянной основе, а потом отдельно оформлять вывоз, проходить все экспертизы и таможенные процедуры и платить все вывозные пошлины. Но здесь необходимо обозначить еще одно новшество закона: отныне ввезенное в Россию всегда можно вывезти обратно. Если вы ввезли КЦ официально, на постоянной основе, и у вас есть таможенная декларация, то каким бы ценным ни было это произведение, пусть даже это картина Леонардо да Винчи, — вы всегда можете вывезти ее из страны, и неважно, когда она была ввезена. Это принципиально для коллекционеров и частных институций, потому что стимулирует постоянный ввоз искусства в страну.

КЦ и эксперты

Главным подтверждением статуса КЦ для таможни остается экспертиза. Вы не обязаны ее получать: по закону, можно прийти на таможню, предъявить картину и сказать: «Это культурная ценность». И заполнить декларацию на ввоз. Но не платить НДС можно только при наличии экспертизы. На всякий случай на таможенном посту дежурит эксперт или даже несколько, но владелец произведения может пригласить своего эксперта — вызвать любого, чьи данные внесены в доступный на сайте Минкультуры РФ реестр. Вы можете сделать это заранее — объяснить, что приедете в Россию с такой-то работой, отправить фотографии, и эксперт приедет вместе с вами вместе на таможню. Одно из новшеств закона состоит в том, что эксперта, имеющего официальное удостоверение, обязаны пропустить в зону таможенного досмотра, а само произведение можно оставить там до его прибытия.

Таможенная экспертиза искусства. Источник: customs.gospmr.org

На основании нового закона утверждена и форма экспертизы, в которой, помимо описательной части (что за произведение, чье, откуда), эксперт должен ответить, является ли оно культурной ценностью (да/нет) и является ли оно культурной ценностью, имеющей особое значение. К последним относятся вещи, созданные больше 100 лет назад, археологические предметы и «предметы, имеющие особую ценность» (критерии утверждает правительство). Это тоже новое для России понятие. По словам Бондаревского, рассматривался вариант составить, как в Италии, список художников, относящихся к категории особо ценных, но эта позиция тоже представляется спорной: две работы одного художника могут представлять собой совершенно разную ценность. Поэтому пока действует возрастной ценз 100 лет.

Сама экспертиза культурных ценностей также стала прозрачнее и профессиональнее. «В законе предусмотрен реестр экспертов, — говорит Бондаревский, — которых аттестует Минкультуры в порядке, предусмотренном постановлением правительства. В реестре тысяча с небольшим имен, он висит на сайте Минкультуры, и в нем прописана специализация каждого. Раньше эксперт по филателии мог выдать заключение на современное искусство, сейчас такого нет, и таможня с Минкультом за этим следят». Более того, обратившись в территориальное управление Минкультуры, можно узнать, кто из экспертов лучше — опыт показывает, что там об этом действительно знают.

Важное нововведение: теперь причину отказа в вывозе обязаны обосновать, хотя раньше могли запретить вывоз без объяснений. Если работа старше 100 лет или была ввезена в Россию без таможенной декларации, вывезти ее по закону действительно невозможно. Во всех остальных случаях можно подавать в суд.

Как оформлять и сколько платить

Чтобы понять, как работает закон, рассмотрим несколько примеров его применения и сравним с принятой ранее практикой. Предположим, вы купили на аукционе за границей антикварные часы, есть документ, подтверждающий факт покупки и цену. Вы заявляете покупку как культурную ценность, таможня вызывает эксперта. Экспертиза обойдется в среднем 10–15 тыс. рублей (хотя может доходить до 40 тыс., и в редких случаях превышать эту сумму), но эксперт, предложенный таможней, может запросить цену, с которой вы не согласитесь. На этот случай существует реестр экспертов Минкультуры. Вы можете выбрать специалиста сами, оставить вещь на таможне и назавтра вернуться с экспертом.

Если вы ввезли произведение искусства (старое или современное) в Россию, в соответствии с законодательством ЕАЭС, вы обязаны задекларировать его на границе. В противном случае на вас могут завести уголовное дело по факту контрабанды. Раньше декларирования часто избегали, чтобы не платить НДС за ввоз.

Аукцион коллекции современного искусства, принадлежащего Дэвиду Боуи. Sotheby’s, 2017. Фото: observer.com

При постоянном ввозе НДС платить не требуется. Везете ли вы произведение самолетом или автотранспортом, в обоих случаях придется оплатить только таможенный сбор за обработку груза. Сбор не зависит от стоимости провозимых ценностей, только от их веса вместе с крейтом (упаковкой). За большую работу (например, скульптуру) при доставке автомобилем (скульптуры только так и возят) — 2–3 тыс. рублей, в аэропорту — 10–15 тыс. рублей. Если вы везете произведение в ручной клади — вам надо только оплатить экспертизу.

Если вы некоммерческая организация и ввозите работы в Россию временно (например, для организации выставки) автомобильным транспортом, нужно заплатить 3 тыс. рублей госпошлины за получение от Минкультуры бумаги, подтверждающей некоммерческий характер временного ввоза. И таможня не будет требовать от вас обеспечительного платежа на таможенный транзит работы по России. Оплачиваете транспортировку — и всё, таможенную пошлину платить не требуется.

Пошлина на временный вывоз работы (например, на выставку или реставрацию) заметно снизилась и составляет 0,01% от страховой стоимости произведения, но не более 5 тыс. руб. Ограничение ввели только в мае 2019 года — раньше бывали случаи, когда за временный вывоз серьезных работ платили по €3–4 тыс.

Если вы как юридическое лицо ввезли произведение современного искусства стоимостью не на миллионы, но на тысячи евро, с целью продажи (например, на ярмарке), часто удобнее оформить постоянный ввоз, а не временный. Пусть через год-два, но работа будет продана. Да, возможно, дешевле, чем на Западе — потому что на Западе, в отличие от России, существуют ввозные пошлины, а здесь придется заплатить только за транспортировку. В любом случае старые инструменты ввоза-вывоза сохраняются — можно при ввозе работ оформить карнет АТА, как на любой товар, предмет роскоши. Но по сравнению с новыми возможностями этот инструмент для культурных ценностей морально устарел.

Чтобы физическому лицу вывезти работу, придется заплатить 5% от ее стоимости, но не больше 1 млн. рублей. Эта норма очень выгодна для большой коллекции. Если некий коллекционер решит вывезти из России свое собрание из нескольких десятков или даже сотен вещей (при условии, что произведения разрешены к вывозу), он тоже заплатит миллион.

На вопрос, стали ли проще коллекционеру или частной институции привезти работы на выставку в Россию, однозначный ответ — да. Процедура стала ровно такой, какой она раньше была только для государственных музеев. А именно: некая частная институция привозила работы на выставку в государственный музей, в договоре было прописано, что работы туда передаются на временное хранение, музей оформлял их ввоз на себя и ничего за это не платил. Сейчас, если эти работы привозятся на выставку уже не государственный музей, а, например, в музей «Гараж», все происходит ровно так же. Раньше же «Гаражу» пришлось бы оплатить карнет АТА.

С текстом Федерального закона № 435 «О ввозе и вывозе культурных ценностей» можно ознакомиться здесь.

Courtesy Центр производства судебных экспертиз

Мнение эксперта

Специально для «Артгида» закон прокомментировал Илья Вольф, основатель и руководитель компании Fineartway, специализирующейся на перевозках произведений искусства и арт-логистике.

— Закон дал возможность негосударственным выставочным институциям ввозить определенную категорию произведений искусства без залоговых гарантийных платежей. Если раньше частный музей или галерея проходили по таможенным правилам как любой другой хозяйствующий субъект, то теперь у них как бы появился отдельный статус. И если они хотят соответствовать правоприменительной практике, пусть небольшой, но уже существующей, при ввозе чего бы то ни было они должны получить в Минкультуры два документа. Первый — подтверждение того, что ввозимое произведение искусства имеет или получает статус культурной ценности. Второй — документ, подтверждающий выставочную деятельность институции. Например, банку, который ни разу в жизни не делал выставок, будет сложнее привезти в Россию что-то временно без банковской гарантии или залогового платежа, чем если это будет делать «Гараж» или Еврейский музей.

Та же норма распространяется на частные галереи. Мы можем составить список из двух-трех документов, способных подтвердить или опровергнуть наличие у них выставочной деятельности. Первый — устав, в нем есть уставные виды деятельности. Возможно, что таможня поинтересуется, ведется ли выставочная деятельность с целью извлечения прибыли (это может быть прописано в уставе) или с целью популяризации искусства. И второй документ — коды статистики: при их регистрации в Госкомстате также прописываются виды деятельности. С одной стороны, они вносятся в реестр в заявительном порядке — компания заявляет, чем планирует заниматься или уже занимается, и Госкомстат это подтверждает. С другой (и это немаловажный нюанс) я более чем уверен, что таможня не имеет полноценной возможности это контролировать, но как-то контролировать должна.

Теперь представьте, что мы решим создать общество с ограниченной ответственностью, напишем в уставе, что оно будет заниматься выставочной деятельностью и получим коды статистики. Нашему ООО будет без году неделя, а мы захотим ввезти выставку на десять миллиардов. Естественно, наше ООО не будет признано действующей выставочной институцией просто потому, что она не действует. Насколько мы знаем из неофициальных источников, таможня, кроме проверки учредительных и смежных с ними документов, таких, как коды статистики, может и будет проверять, действительно ли институция устраивает выставки. Тогда в качестве вспомогательных доказательств могут пригодиться каталоги, приглашения на вернисажи, отзывы в прессе.

Монтаж объекта Жауме Пленсы фирмой Finartway. Courtesy Finartway

— Среди серьезных игроков этого рынка в России далеко не все, насколько я знаю, пользовались новым законом. Почему, объясняется просто: они выжидают. Когда в атаку поднимается пехота, первые две линии расстреливают, а третья и четвертая имеют шанс добраться до фашистов. Так и тут. А с мелкими игроками — частными галереями — таможня в принципе будет работать менее охотно. Им сложнее будет предоставить кучу необходимых документов, у них нет серьезных юридических департаментов, которые могли бы бодаться с таможней. У нас галерея — это просто галерист. Поэтому галереи стараются ввозить искусство, либо оформляя его на частных лиц, либо с помощью художников, которые возят собственные произведения бесплатно, либо с помощью привлекаемых институций, с которыми они организуют совместные выставочные проекты. Но галереи опасаются идти в таможню сами и быть первыми или даже вторыми.

— Крупным институциям достаточно, чтобы при оформлении на таможне в штатном режиме груз задержали на пару дней, просто сказав: «Донесите нам эту бумажку, выписку из какого-нибудь реестра, экспертное заключение…» Это будет стандартная задержка в оформлении, но на день-два груз может зависнуть на таможне, и в этот момент любой западный контрагент (а мы знаем, как западные контрагенты относятся к российской бюрократии) начнет бить тревогу. Все это отразится на репутации институции, чего она не хочет. Поэтому пока система не будет отточена так же, как сейчас отработана система ввоза произведений искусства на выставки в государственные музеи, говорить о широком применении нового закона как минимум преждевременно. Нескольким партнерам мы предлагали: «Давайте сделаем такой кейс — попробуем взять детский рисунок кого-нибудь из наших немецких, французских, английских друзей и на вас оформить его временный ввоз. Пройдя таким образом круги ада, но не при подготовке выставки, с которой нельзя ошибиться, а на примере этого рисунка». Все покивали головой: «Да, хорошая идея. Давайте вернемся к ней позже».

— Новое законодательство впервые позволило негосударственным институциям временно вывозить ценности, входящие в состав Музейного фонда РФ — до этого такое право было только у государственных музеев. Кажется, в этом году был один такой прецедент.

Энди Уорхол. Древесная лягушка. Из серии «Вымирающие виды». 1983. Шелкография. Фото: Государственный Дарвиновский музей

— Слава богу, можно больше не доказывать, что Энди Уорхол имеет культурную ценность! А раньше приходилось, потому что, может быть, не единственным, но главным мерилом принадлежности произведения к искусству был его возраст. Потом появилось второе мерило — является ли автор академиком Российской академии художеств. И всякий раз, ввозя его работы, приходилось доказывать, что «это не просто банка супа “Кэмпбелл”, нарисованная абы кем». У нас были такие же смешнейшие кейсы по поводу Марины Абрамович, еще кого-то. Прецеденты тогда не действовали, и пионерами здесь в значительной степени были государственные музейные организации типа Московского музея современного искусства или Мультимедиа Арт Музея, которые всё ввозили на себя.

Были странные прецеденты, когда работы художника Икс ввозил государственный музей, и поэтому его работам присваивался статус культурной ценности. Но если ту же работу ввозили галерея или частное лицо, у таможни появлялся вопрос, на каком основании можно отнести ее к КЦ. Сейчас ситуация нормализовалась, и от континентального права мы если не формально, то фактически переходим к прецедентному британскому. Если работа художника уже была отнесена к категории КЦ, есть большой шанс, что и другие его работы могут быть к ней отнесены.

— Чтобы закон заработал в полную силу, в профессиональном сообществе должен быть сформулирован конкретный запрос. Можно вспомнить, как годами нарабатывалась практика ввоза и вывоза general cargo — обычных грузов, как принимались отдельными министерствами и ведомствами законы и подзаконные акты, и теперь все знают, куда в каком случае бежать, какую справку получать, кого о чем просить. Система постепенно оттачивалась, таможенники привыкали, старшие посылали младших на курсы повышения квалификации именно для того, чтобы отработать систему. С новым законом, скорее всего, будет то же самое, и в какой-то момент механизм доведут до автоматизма. Но надо, чтобы частные учреждения культуры стали посмелее, понаглее и начали этот закон использовать. Пока они не будут пытаться, ничего не произойдет.

Публикации

  • Государственная Дума и культурные ценности

    «За» и «против» законопроекта «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в сфере вывоза и ввоза культурных ценностей и архивного дела».

Комментарии
Rambler's Top100