Борис Кириков. Архитектура петербургского модерна

В петербургском издательстве «Коло» вышла книга историка Бориса Кирикова, которая завершает его трилогию об архитектуре северного модерна: в центре исследования находятся общественные здания зрелого и позднего периода, возведение которых происходило на фоне возрождающихся национальных традиций. С любезного разрешения издателя мы публикуем фрагмент, посвященный истории Дома ленинградской торговли на Большой Конюшенной улице — одной из самых известных построек в городе.

Универмаг Гвардейского экономического общества в настоящее время. Источник: spb.ros-spravka.ru

Универмаг Гвардейского экономического общества
1908-1909, Э. Ф. Виррих, С. С. Кричинский, Н. В. Васильев, И. В. Падлевский, Б. Я. Боткин; 1912-1913, И. Л. Балбашевский
Большая Конюшенная улица, 21-23 — Волынский переулок, 3

Универмаг на Большой Конюшенной улице, известный в городе как ДЛТ (Дом ленинградской торговли), принадлежит к самым выдающимся новаторским сооружениям модерна в России. Новизна функции, конструкции и формы слиты здесь воедино. Светлые просторные залы-атриумы, опоясанные галереями, обеспечивали прекрасные условия для торговли. Открытые многоярусные пространства сформированы за счет железобетонного каркаса. При возведении универмага монолитный железобетон впервые в практике отечественного гражданского строительства был применен в столь широких масштабах. Каркасная структура не только полностью определяет архитектурный облик залов — она напрямую, в чистом виде, выведена на фасады с огромными витринами.

Новый архитектурный язык железобетона и стекла дополнен выдержками из традиционного лексикона. Это пилястровые портики верхних этажей, угловая башня со шпилем и другие детали. Модифицированный ордер — не просто реверанс перед неоклассикой, ставшей в конце 1900-х гг. актуальным трендом. Для строителей универмага он служил средством гармонизации строго конструктивной формы, рецептом ее завершенности. Шпиль-игла привнес в силуэт типично петербургский штрих, напоминающий о ранней истории города. Всё это говорит о многомерности образа здания, соединяющего принципиальную новизну композиции со ссылками на контекст исторической среды.

Центральный торговый зал. Источник: medium.com

Хроника создания торгового дома Гвардейского экономического общества отмечена неожиданными поворотами сюжета. Сначала на этом месте собирались выстроить крупный комплекс необычного типа — полифункциональную мегаструктуру, включавшую универмаг со стороны Большой Конюшенной улицы, доходный дом на набережной Мойки и жилой корпус для служащих между ними. Этот комплекс должен был занять всю южную сторону Волынского переулка. Однако в первую очередь, в 1908-1909 гг., было возведено только угловое торговое здание. Затем, в 1912-1913 гг., его расширили, захватив присоединенный участок по Большой Конюшенной улице. Тогда же на углу набережной Мойки и переулка вырос отдельно стоящий доходный дом Гвардейского экономического общества, внешне никак не связанный с универмагом.

Таким образом, торговый центр был построен в два этапа с отступлениями от исходной концепции. Интересное совпадение: также в две очереди одновременно сооружался Азовско-Донской банк на Большой Морской улице, 3-5. Но строители этих объектов пошли противоположными путями.

Автор здания банка Ф. И. Лидваль четко разделил на фасаде разновременные части, за которыми организовал слитное пространство операционного зала. При расширении универмага к угловому массиву с Большим залом был присоединен меньший объем с отдельным Малым залом. Внешне они образовали единый фасад, ставший более протяженным, но состоящий из повторяющихся звеньев. Можно сказать, что здесь был реализован принцип «открытой» композиции, способной к продолжению и развитию.

Стройку с таким размахом в центре столицы могла осуществить только могущественная организация. Гвардейское экономическое общество обладало и достаточным влиянием, и миллионными капиталами. Учрежденное в 1891 г. на кооперативных началах, оно ставило целью обеспечивать офицеров гвардии обмундированием, снаряжением и всеми необходимыми товарами по доступным ценам. Магазины общества обслуживали не только пайщиков, но и широкую публику.

<…>

Принципиально важно, что новаторская каркасная конструкция получила адекватное воплощение в композиционном строе интерьера и фасадов. В ее правдивом эстетическом осмыслении архитекторы видели исток новой художественной выразительности. Это позволило найти убедительный образ современного торгового здания, наглядно демонстрирующий его функции и репрезентативную роль.

К универмагу Гвардейского экономического общества в полной мере можно отнести утверждение московского архитектора-новатора А. В. Кузнецова: «Нельзя оставлять железобетон в сыром виде, как он выходит в настоящее время из рук инженера-конструктора. Нельзя обрабатывать новый материал старыми формами — камня и дерева. Для того чтобы создавать формы, органически вытекающие из самой сущности железобетона, необходимо овладеть техническо-научной стороной вопроса. ‹…› Для работы в железобетоне больше, чем где-либо, нужен технически образованный художник; зодчий не будет выразителем своей эпохи, если не воспользуется прогрессом современной ему техники во всей полноте. Архитектура — гармония науки и искусства»[1].

Сердцевину торгового дома, возведенного в 1908-1909 гг., составлял продолговатый холл-атриум длиной 33 метра, шириной 13,5 и высотой до 22 метров. Потоки дневного света заливали холл сквозь стеклянный потолок, витрины и гигантский арочный витраж, обращенный во двор. Этот эффект исчез после недавней реконструкции здания, при которой над светоносным сводом соорудили глухое железобетонное перекрытие, а со двора к Большому залу пристроили дополнительный объем.

Обложка книги Бориса Кирикова «Архитектура петербургского модерна»

Центральное пространство зала опоясано на уровне трех этажей открытыми галереями. Перекрытия галерей спаяны с прямоугольными колоннами — парными с продольных сторон и одиночными в передней закругленной части. Над третьим ярусом стыки балок и стоек усилены во внутренних углах косоугольными утолщениями — вутами. Эти стыки составляют самое уязвимое место подобных конструкций. По системе фирмы «Вайс и Фрейтаг» опасные напряжения около опор нейтрализованы за счет изгиба стержней арматуры под углом 45°. Так образована ясная и жесткая форма крупных рам, задающая лейтмотив в композиции холла.

Строители решительно оставили конструкцию трехэтажной «этажерки» обнаженной. Интерьер зала строго тектоничен, в нем нет инертных масс, очевидны работа конструкции и монолитность всех ее элементов. Как в органической структуре, здесь всё необходимо и неразрывно. Единственное исключение — плоские подвесные потолки системы Рабица в галереях. Они сделаны «по декоративным соображениям», чтобы получить ровную поверхность, маскирующую вспомогательные балки ребристых перекрытий[2].

В глубине холла над парадной лестницей с расходящимися маршами рисуется изящная группа колонн ионического ордера, поверх которой перекинут мост-переход третьего яруса. Под сводом атриума заключен четвертый этаж с административными помещениями. Cтены его изрезаны узкими окнами, по простенкам пробегает частый строй мелких дорических колонн. Малый ордер этого этажа, ионические колонны в торце зала, кессоны с розетками в арках и рельефы взяты из классицистического словаря.

Мотивы, отвечавшие условию строительной комиссии об использовании стиля ампир, непротиворечиво введены в контекст функциональной архитектуры Большого зала, тем более что звучат они приглушенно, под сурдинку. Ионическая колоннада над парадной лестницей вносит уместную торжественную ноту. Дробность форм четвертого этажа с его колончатым поясом фиксирует переход от крупного масштаба к мелкому, отражающий противопоставление торговой зоны — административной.

Главное в архитектуре холла — само интегрированное пространство. В нем царило ощущение простора и раскрытости, свежести и новизны. Законченность его композиции — в точности ритма, выверенности пропорций. Жесткая устойчивость рамных конструкций сменялась легким парением арок стеклянного свода, который словно растворялся на свету сквозь тонкую паутину вплавленной железной сетки. М. Н. Микишатьев назвал этот величественный интерьер «храмом торговли», подобным собору «с высоким и светлым центральным нефом и ярусами окружающих его балконов — эмпор»[3].

Универмаг Гвардейского экономического общества в начале XX в. Источник: medium.com

Теперь, в результате реконструкции, это впечатление во многом утрачено. Большой зал лишился интенсивного естественного освещения, составлявшего одно из важнейших его качеств.

Компактная схема многоэтажного торгового здания с центральным световым холлом, привнесенная из зарубежного опыта, в Петербурге была впервые осуществлена при постройке универмага фирмы «Эсдерс и Схейфальс». Там из-за стесненных размеров участка атриум имеет сравнительно небольшую площадь, но по высоте охватывает все этажи здания. В торговом доме Гвардейского экономического общества пространство холла раздается вширь и вглубь. Посетителям в этом обширном зале намного более комфортно.

На первом этаже Большого зала посередине были установлены офицерские витрины, вокруг размещались седельный, оружейный, винный, кондитерский и другие отделы. Продуктовый магазин был вынесен в правое крыло по Волынскому переулку. Второй ярус атриума занимали мануфактурный, хозяйственный, дорожный, канцелярский, стекольный, парфюмерный и аптекарский отделы. На третьем этаже гвардейские офицеры приобретали обмундирование и белье. А четвертый был предназначен для бухгалтерии, кабинетов, приемной и малой столовой.

Внутри атриума создается впечатление, что объем здания оканчивается стеклянным сводом. Однако выше расположены еще три этажа (считая чердачные помещения), скрытые от глаз публики. Помещения этих этажей обступают световое пространство под верхним зенитным фонарем. В них были сосредоточены специальные мастерские (седельно-шорная, офицерских вещей) и склады, тут же работало расценочное отделение. Несущей конструкцией этажей над Большим залом служат такие же железобетонные рамы, но они заполнены кирпичной кладкой стен с обычными окнами.

Сейчас это световое пространство изолировано от стеклянного свода Большого зала встроенным глухим перекрытием, которое полностью отрезало зал от верхнего света. Столь грубое вторжение в первоначальную структуру допущено ради увеличения площади за счет устройства нового атриума на уровне пятого этажа.

Вся внутренняя структура универмага была последовательно выражена в фасадной композиции. В сущности, интерьер и экстерьер торговой зоны едины. Она раскрывается изнутри наружу и снаружи внутрь, вступает в диалог с пространством улицы. Несущие конструкции вынесены на фасады с ригористической прямотой. Трехэтажные рамы с вутами повторяют с лицевой стороны лейтмотив многоярусного атриума. Наружная каменная облицовка нисколько не скрывает чистоту очертаний каркаса, которую оттеняют широкие витрины. Легкие междуэтажные перемычки рассекают эти прозрачные плоскости на горизонтальные окна первого-третьего этажей. Верхние витрины вписаны в трапециевидный абрис балок с вутами. В этих точках конструктивная правда совпала с популярным в северном модерне типом проемов — шестиугольных, скошенных кверху. Крупные лаконичные формы каркаса находят отклик в геометричной графике металлических переплетов витрин.

Примечания

  1. ^ Кузнецов А. Архитектура и железобетон // Зодчий. 1915. № 20. С. 209.
  2. ^ Савицкий В. И. Железобетонный скелет здания Гвардейского экономического общества в С.-Петербурге. Производство работ. СПб., 1911. С.37.
  3. ^ Микишатьев М. Н. Прогулки по Центральному району. От Дворцовой до Фонтанки. М., 2010. С. 388.
Комментарии
Rambler's Top100