Все рубрики

Иэн Ченг: «Мы дышим и питаемся историями»

Художник о виртуальных экосистемах, культуре и энтропии.

Милена Славицка: «Я чувствовала себя Алисой в Стране чудес»

Искусствовед о юности в Чехословакии и встрече с неофициальным советским искусством.

Эмилия Филиппо: «Мы хотели показать Хохлову как женщину необыкновенной судьбы»

Хранитель Национального музея Пикассо в Париже об отношениях художника с русской балериной.

Ханс Эйкельбом: «В молодости я решил стать художником, что значит согласиться быть бедным»

Фотограф-концептуалист об идентичности городского жителя и глобализации культуры.

Екатерина Головатюк: «У модернизма большой и до сих пор нереализованный потенциал»

Архитектор об алматинском модернизме, работе с Ремом Колхасом и детстве в Москве.

Анри Сала: «Не каждый день ходишь по музею и видишь сорок барабанов на потолке»

Художник о культуре слуха и звуковой организации архитектурных пространств.

Шаоюй Вэн: «Достичь бессмертия — не единственная задача»

Куратор 5-й Уральской биеннале о технологиях, магии и истории.

Асиф Хан: «Архитекторы должны стремиться к совместимости с окружающим миром и будущими поколениями»

Британский архитектор об архитектуре будущего и новом Центре современной культуры «Целинный» в Алматы.

Хосе Мария Луна Агилар: «Если ты не заботишься о своей команде, тебе запросто выстрелят в спину»

Директор Дома-музея Пикассо в Малаге о музейном управлении и выставке «Анатомия кубизма».

Конрад Дедоббелер: «Экспозиция — это сцена, а зрители на ней актеры»

Бельгийский художник о работе над проектом «Генеральная репетиция» и архитектуре выставочных пространств.

Анатолий Осмоловский: «Искусство политично просто потому, что оно публично»

Основатель института «База» о проблемах современного художественного образования и о том, зачем обществу арт-критики.

Ян Визинберг: «Мне хочется думать, что у нас получилось застывшее кино по мотивам песен Высоцкого»

Куратор выставки «Коридоры. Семь миров Высоцкого» о поиске нового экспозиционного языка.

Rambler's Top100