Все рубрики

Елизавета Лихачева: «Самую большую опасность для культурного наследия представляют простые граждане»

Директор Музея архитектуры имени А.В. Щусева об ответственности каждого. 

Юлия Глазырина: «Природа, пока она нас не беспокоит, живет своей жизнью очень тихо»

Куратор Музея пермских древностей — об экологии институций и подходах к антропоцену.

Татьяна Пинчук: «Если вы хотите увидеть трушный стрит-арт, идите на улицу»

Директор Музея стрит-арта — о ярмарке SAM FAIR и исследованиях уличного искусства. 

Симон Мраз: «Художественная Москва может светить так ярко, что увидит весь мир»

Директор Австрийского культурного форума обо всем прожитом и увиденном за 10 лет в Москве и о своем новом проекте «На районе».

Дмитрий Венков: «Я усмирил свое эго и больше не хочу быть необычным человеком»

О взаимоотношениях кино и видеоарта, играх в науку и об арт-образовании.

Стелла Базазьянц: «Мы пытались нащупать пульс новой эпохи»

Главный редактор журнала «Декоративное искусство СССР» об артистической свободе и предметном мире советского человека.

Артем Филатов: «Я позвонил в крематорий и сказал: “Здравствуйте, я — художник, хочу сделать у вас проект”»

Художник о том, как говорить о смерти.

Людмила Барбинова: «Реставратор должен взять ткань и прочитать ее, как книгу»

Фижмы, панье, трунцал и глазет: как реставрируют исторические наряды.

Борис Орлов: «Я был художником-свидетелем, находившимся в метапозиции»

Беседа художников Яна Гинзбурга и Бориса Орлова.

Соитиро Фукутакэ: «Искусство — оружие эффективнее любых медиа»

Визионер о созданной им на островах Внутреннего Японского моря арт-утопии.

Сьюзен Лейси: «Индивидуализм становится все более явным и ощутимо тормозит социальные изменения»

Американская художница о феминистском движении 1970-х.

Авдей Тер-Оганьян: «Я не намерен бодаться с РПЦ и вообще с религией»

Вернувшийся в Россию художник-политэмигрант о религии, разнице между российским и советским и ужасных процессах в современном искусстве.

Rambler's Top100