Художники и Масленица

Более десяти лет в деревне Никола-Ленивец Калужской области художник Николай Полисский сжигает во время Масленицы арт-объекты. Первой пала «Медиабашня» — устремленная вверх конструкция из ивняка была сожжена в 2004-м во время перформанса «Укрощение огня, или Русский космизм» почетного Герострата современного искусства Германа Виноградова. Вслед за башней в пекло отправились «Байконур» (2006) и «Гиперболоидная градирня» (2012). Десятиметровая чугунная «Жар-птица» (2008) — по сути, огромная печь — тоже предавалась огню, но, пройдя его, осталась невредимой. В этом году 25 февраля в 17:00 в Никола-Ленивце будет сожжена новая грандиозная башня высотой с пятиэтажный дом. Помимо костра на этот день запланированы народные гуляния с соревнованиями и игрой-променадом в заснеженном лесу. Размышляя о планах на выходные, «Артгид» решил вспомнить, кто из художников и как обращался к образу Масленицы в последние несколько столетий.

Николай Полисский и Никола-Ленивецкие промыслы. Жар-птица. 2008. Чугун. Фото: © Николай Полисский

Кульминацией масленичной недели в Западной Европе была битва Карнавала и Поста, происходившая в последний день карнавала перед Великим постом. Шуточное сражение заканчивалось сожжением и погребением соломенного чучела карнавала, которое символизировало все ветхое и отжившее. Во время карнавала все становилось с ног на голову: мужчины одевались женщинами и наоборот, шут надевал королевскую корону, назначался карнавальный епископ. Считается, что свое происхождение карнавал ведет от языческого культа плодородия, а сквернословие, обжорство и сексуальные утехи имеют ритуальное значение, приводя мир к постоянному обновлению.

 

Питер Брейгель Старший. Битва Карнавала и Поста. 1559. Дерево, масло. Музей истории искусств, Вена

Питер Брейгель Старший.
Битва Карнавала и Поста. 1559

Картина Питера Брейгеля — одно из самых ярких изображений празднования Масленицы в истории искусства, настоящая энциклопедия народной жизни, в которую вошло множество сатирических зарисовок. Главная сцена разыгрывается на центральной площади города между Карнавалом, веселым толстяком, сидящим на бочке вина, и тощим благообразным старцем Постом. Оба персонажа наделены характеризующими их многочисленными символами. У Поста на голове улей, символизирующий умеренность и верность Церкви, у Карнавала — миска с паштетом. Картина разделена на две части: благочестивых сторонников Поста и веселящихся сторонников Карнавала. На стороне «тьмы», в свите Карнавала — ряженые в масках и странных нарядах, повсюду разбросаны игральные карты, яйца и кости, а свинья пожирает свои фекалии возле колодца. Кто-то бренчит на мандолине, кто-то тащит на голове стол с вафлями и булочками, один из гуляк переоделся в матрону в чепце, увешанную бусами из яичной скорлупы. На стороне «света» — молящиеся и благочестивые труженики.

 

Неизвестный художник. Битва Карнавала и Поста. По мотивам Иеронима Босха. Около 1600–1620. Дерево, масло. Рейксмузеум, Амстердам

Неизвестный художник. Битва Карнавала и Поста.
По мотивам Иеронима Босха. Около 1600–1620

Картина Босха не сохранилась, зато до нас дошли ее копии XVI и XVII века, самая известная из которых хранится в Рейксмузеуме в Амстердаме. Множество характерных сюрреалистических деталей позволило атрибутировать сюжет картины как принадлежащий именно Босху, хотя надпись внизу полотна, гласящая «Это танец Лютера и его монашки» (имеются в виду Мартин Лютер и его жена Катарина фон Бора), свидетельствует, что картина не могла быть написана Босхом, умершим не только задолго до свадьбы Лютера, но даже за год до публикации его тезисов. Маленький человек слева, играющий на волынке, — это сам Карнавал. Круглый стол с рыбинами на голове у женщины в правой части картины символизирует приближение поста. Из огромной волынки справа вылезают лютнист и несколько других персонажей — намек на сладострастные утехи во время карнавала: волынка представляла фаллический символ, лютня (которая также считалась символом разврата) — вагину. Среди танцующих видны шут в королевской короне и шутовской епископ.

Самая известная картина Босха, критикующая Церковь, — «Корабль дураков», однако в «Битве Карнавала и Поста» мишенью художника также выступили монахи, отплясывающие танец дураков. Глупость была в Средневековье символом греха, в то время как мудрость соответствовала добродетели.

 

Франс Халс. Гуляки на Масленицу (Веселое общество). Около 1616–1617. Холст, масло. Музей Метрополитен, Нью-Йорк

Франс Халс. Гуляки на Масленицу (Веселое общество). Около 1616–1617

Между картинами Халса и Брейгеля всего 50 лет разницы, а отличия просто колоссальные. Троица, празднующая Масленицу, написана со всеми нюансами характеров главных героев, в отличие от «коллективного» характера картины Брейгеля. Сюжет прост — двое гуляк пытаются охмурить молодую даму, которая выглядит весьма довольной этим соперничеством. На заднем плане бродячие комедианты играют с горшком, перекидывая его из рук в руки до тех пор, пока тот не разобьется, за что уронивший его должен был угостить товарищей. Между тем сегодня считается, что центральный персонаж — переодетый женщиной мальчик, а его кавалеры — персонажи народного театра: Пикельхеринг и Гансвурст. Пикельхеринг носит гирлянду из традиционной масленичной еды, имеющей символический смысл: соленая селедка (давшая ему имя) и мидии символизировали мужские и женские половые органы соответственно. Яйца, присутствующие в гирлянде, считались афродизиаком и были признаком мужской доблести. На столе также множество деталей, указывающих на «мужские» и «женские» формы, в том числе волынка и открытая кружка. Известно, что сам Халс был большим любителем пирушек (в архивах сохранились его многочисленные счета за жареных быков) и посвятил этой веселой теме некоторое количество своих работ.

 

Ян Миль. Карнавал в Риме. 1653. Холст, масло.Музей Прадо, Мадрид

Ян Миль. Карнавал в Риме. 1653

Фламандец Ян Миль бо́льшую часть жизни прожил в Италии, где написал несколько фресок в римских церквях, украшал Квиринальский дворец, но по-настоящему проявил себя в жанре бамбочады — «низкого» бытового жанра европейской живописи XVI–XVII века, изображавшего жизнь простолюдинов. Приверженцы бамбочады писали сценки из деревенской жизни, а также бытовые зарисовки на площадях, ярмарках и даже в увеселительных домах. Основателем этого жанра стал Питер ван Лар, обосновавшийся в Риме нидерландский художник, который был маленького роста, за что получил прозвище bamboccio — карапуз, пузырь. В картине, посвященной карнавалу, Ян Миль изобразил актеров комедии дель арте. Итальянский вариант карнавала подразумевал массовые костюмированные шествия, танцы и непременные представления комедиантов.

 

Василий Суриков. Взятие снежного городка. 1891.Холст, масло. Государственный Русский музей,Санкт-Петербург

Василий Суриков. Взятие снежного городка. 1891

Игру «Взятие снежного городка» Василий Суриков впервые увидел еще в раннем детстве: она была традиционной частью масленичных гуляний. «Городок» строился на реке или на центральной площади и состоял из двух обледеневших стен с воротами. Участники делились на осаждавших и осаждаемых, целью первых было захватить «городок», вторых — удержать оборону.

Картина была написана в непростой для Сурикова период: в 1888 году скончалась жена художника, после чего он вместе с дочерями уехал в Красноярск, где прожил до осени 1890 года. Именно там он начал писать «Взятие снежного городка». Как истинный реалист, многие моменты Суриков писал с натуры: городок был построен во дворе его усадьбы, и наравне со многими друзьями и родственниками художника, на картину в качестве героев попали крестьяне деревни Базаиха. В 1900 году «Взятие снежного городка» удостоилось серебряной медали на Всемирной выставке в Париже.

 

Борис Кустодиев. Масленица. 1916. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Борис Кустодиев. Масленица. 1916

Борис Кустодиев писал масленицу неоднократно. Первая и самая яркая его картина на эту тему была написана в 1916 году, когда Кустодиев уже был прикован к инвалидному креслу из-за операций на позвоночнике. После революции он снова обращался к этому сюжету, однако никаких следов современной жизни на его полотнах не найти: на них масленица так и останется вне времени, став классической иллюстрацией к веселой русской забаве с тройками, добродушными крестьянами и купцами в стилизованных русских костюмах. В 1921 году Кустодиев пишет портрет Шаляпина, где исполинская фигура артиста также написана на фоне масленичных гуляний, подчеркивая тем самым характер «народного артиста».

 

Павел Филонов. Масленица. 1913–1914. Холст, масло. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Павел Филонов. Масленица. 1913–1914

«Масленица» Павла Филонова далека от стереотипных «сувенирных» изображений праздника. В картинах начала 1910-х годов Филонов увлечен темой катастрофы, изображая бессильное положение человека перед судьбой. Персонажей «Масленицы» крестьянин-возничий увозит в потоке вечного преображения мира. В санях едут несколько пар, в изображении которых Филонов использует прием, при котором одна голова написана в фас, другая — в профиль, персонажи не смотрят друг на друга, что символизирует слепоту в отношениях и одиночество человека. В 1912 году Филонов пишет трактат «Канон и закон», где формулирует основные принципы аналитического искусства: «Упорно и точно рисуй каждый атом. Упорно и точно вводи прорабатываемый цвет в каждый атом, чтобы он туда въедался, как тепло в тело, или органически был связан с формой, как в природе клетчатка цветка с цветом». «Масленица» — во многом переходная картина, где уже развивается новый принцип органического развития, но в то же время в ней есть и прием из арсенала футуризма — умножение форм для передачи движения.

Подробнее о Масленице в Никола-Ленивце можно узнать здесь.

 

Публикации

Коммментарии

Читайте также


Rambler's Top100