«Ты сними, сними меня, фотограф…»

Об одном небольшом музейном скандале, а также некоторых аспектах жанра «фотография для сайта знакомств» в России и за рубежом.

Михаэль Эльмгрен и Ингар Драгсет. Мемориал гомосексуальным жертвам эпохи нацизма. 2008. Источник: wearegaylyplanet.com

Этим летом в Нью-Йорке случился один небольшой и прошедший практически незамеченным в мировой прессе скандал: из экспозиции проходившей в Еврейском музее выставки «Составное: Идентичность, Политика, Секс» (Composed: Identity, Politics, Sex) была изъята фотоинсталляция Stelen (Columns), автором которой является живущий в Сан-Франциско художник Марк Адельман (Marc Adelman).

Работа Адельмана представляла собой композицию из найденных на сайтах гей-знакомств фотографий, герои которых были запечатлены на фоне построенного в Берлине по проекту деконструктивиста Питера Айзенмана мемориала «Памяти убитых евреев Европы». Мемориал этот состоит из 2711 установленных на большой площади бетонных колонн разной высоты и, действительно, является популярным местом для фотографий из серии «Я в Берлине». Стоит, однако, заметить, что через дорогу от мемориала убитым евреям Европы в 2008 году был установлен еще один, затрагивающий проблематику гуманитарной катастрофы Второй мировой войны, но отнюдь не такой популярный мемориал гомосексуальным жертвам эпохи нацизма, авторами которого стали давно уже не нуждающиеся в представлении художники Михаэль Эльмгрен и Ингар Драгсет. Эльмгрен и Драгсет взяли аналогичный айзенмановскому по пропорциям, материалу и цвету объем, немного его наклонили и разместили внутри монитор с черно-белой короткометражкой, снятой датским режиссером Томасом Винтербергом (все знают его фильм «Торжество», который в 1998 был отмечен специальным призом жюри Каннского фестиваля, а в 1999 получил приз зрительских симпатий в Роттердаме).

Container imageContainer image

Но вернемся в Нью-Йорк. Причиной того, что фотоинсталляция Stelen (Columns) была удалена из экспозиции Composed: Identity, Politics, Sex, стало обращение некоего Тима Рукса (Tim Rooks), который неожиданно для себя обнаружил собственный портрет, приведенный в качестве иллюстрации к рецензии на выставку. Рукс счел, что Адельман, взяв для своего произведения этот снимок, нарушил право Рукса на частную жизнь, и потребовал от художника извинений, а от дирекции музея — немедленного изъятия работы с выставки, что и было сделано. Более того, музейный пресс-отдел обнародовал пресс-релиз, в котором особенно подчеркивалось, что произошедшее никоим образом не является актом цензуры, а руководство Еврейского музея Нью-Йорка лишь отстаивает право каждого на конфиденциальность. После этих, не то чтобы драматических, событий на сайте Адельмана появилась ремарка, что любой из тех, кто запечатлен на использованных художником для проекта Stelen (Columns) фотографиях, может попросить убрать фото, что будет незамедлительно исполнено. 

Из проекта Марка Адельмана Stelen (Columns). 2012. Источник: marcadelman.com

Собственно, тут можно закончить описывать случившееся (тем более, что дальше ничего интересного не происходило) и начать долгие рассуждения о том, как мы распоряжаемся своими персональными данными, отдаем ли себе отчет в том, как они могут быть использованы, насколько художник свободен в своих поступках, как переплетены секс и смерть и, в конце концов, как содержание выхолащивается в пользу формы. Но, заинтересовавшись этой историей, я, прежде всего, подумал не об этом, а о том, что инсталляция Адельмана не в последнюю очередь свидетельствует о том, что Берлин, имеющий определенную секс-славу в гей-кругах, обзавелся вполне узнаваемым местом для фотографий на память. И эти фотографии как бы говорят потенциальному партнеру: «смотри, я [тоже] был в Берлине!». А еще я подумал о том, что фактура и цвет бетона колонн напоминает о разного рода фетишистских фантазиях, секс-бункерах и клубах – местах, крайне популярных для социализации определенных гомосексуальных групп.

Поразмышляв обо всем этом, я решил провести собственное небольшое исследование на тему, что же служит самым популярным фоном для фотографий московских гомосексуалов. Гадание по фотографиям, вообще, довольно распространенное развлечение. Ведь в зависимости от того, в каком контексте являет себя миру очередная одинокая, алчущая дружбы, отношений, секса (нужное подчеркнуть) душа, можно многое понять о потенциальном любовнике или бойфренде: от наличия у него вкуса до примерной зарплаты. Безусловно, в подобных фотосессиях лидирует жанр «ню» — хорошая и наглядная упаковка, как известно, сама продает, да и как же не похвастаться многомесячными инвестициями времени и денег в фитнесс. В эту же категорию входят пляжные фотографии с географией разброса от Серебряного бора до Бали. На втором месте – путешествия. И тут бесспорно лидирует Венеция: неоднократно мне попадался и мост Вздохов, и фото из гондолы, и просто портрет с Гранд-каналом на закате.

Директор Мультимедиа Арт Музея Ольга Свиблова и художник Давид Тер-Оганьян на открытии выставки «Скорость света». 2012. Источник: henkel.ru

А вот в категории «Самое популярное место в Москве» меня ждал сюрприз. Оказалось, что чаще всего московские геи вешают свои фотографии, сделанные в… московском Мультимедиа Арт Музее. Вот в лобби музея кто-то игриво поднял ножку, двигая шахматную фигуру. Кто-то еще там же, но в другой день, позирует у рояля. Кто-то в профиль задумчиво смотрит на стенку фотографий, засвеченных белесым квадратом. И, по иронии судьбы, кто-то выбрал фоном для своего портрета работу Давида Тер-Оганьяна, обвинившего не так давно МАММ в гомофобии (Художник Давид Тер-Оганьян утверждал, что коварные сотрудники музея во время монтажа его персональной выставки «Скорость света» переименовали работу «Пропаганда гомосексуализма» в «Без названия», о чем он узнал лишь во время открытия. Подробности на сайте Colta.  

Но о какой гомофобии, коллеги, может идти речь, когда детище Ольги Львовны Свибловой — главное место московских мальчиков для «показать себя» и похода на свидания?!

Комментарии

Читайте также


Rambler's Top100