Церковь на Эйфеле

НАТАЛИЯ МИЛОВЗОРОВА о трудностях культурной дипломатии и о том, почему парижане протестуют против строительства российского духовно-культурного центра на набережной Бранли, называя его «наследием Саркози» и «дорогим сердцу Путина проектом».

Гремучей «смесью политики, религии и архитектуры» назвала французская газета Le Monde проект строительства российского духовно-культурного православного центра в Париже на набережной Бранли недалеко от Эйфелевой башни. НАТАЛИЯ МИЛОВЗОРОВА попыталась разобраться в политической и внутрицерковной подоплеках этой истории и понять, что именно не понравилось в этом проекте парижским властям и рядовым парижанам. 

Текст: Наталия Миловзорова
Мануэль Нуньес-Яновский, Алексей Горяинов, Михаил Крымов по заказу Управления делами президента РФ. Занявший первое место в конкурсе проект российского духовно-культурного православного центра на набережной Бранли в Париже. Источник: www.arch-group.org

Приближение срока выдачи разрешения на строительство российского духовно-культурного центра в Париже сопровождалось ростом общественного и политического напряжения: после недавней смены президента Франция оказалась совсем не так как прежде расположена к российской инициативе воздвигнуть в километре от Эйфелевой башни храм «со стеклянной крышей-вуалью, символизирующей Покров Богородицы». После отказа префекта Парижа согласовать проект слово оставалось за Елисейским дворцом. Визит премьер-министра Дмитрия Медведева во Францию (26–27 ноября 2012 года) грозил обострить обсуждение на самом высоком уровне; счет шел буквально на дни: 29 ноября французская сторона должна была выдать разрешение на строительство или отказать в нем. Однако за несколько дней правительство Франции все же смогло уклониться от политического скандала, договорившись с российской стороной о модификации проекта.
Мануэль Нуньес-Яновский, Алексей Горяинов, Михаил Крымов по заказу Управления делами президента РФ. Занявший первое место в конкурсе проект российского духовно-культурного православного центра на набережной Бранли в Париже. Источник: www.arch-group.org

Итак, 21 ноября было опубликовано коммюнике, согласно которому «по взаимному согласию сторон начата доработка проекта с тем, чтобы он полностью отвечал требованиям, связанным с его технической осуществимостью, а также гармонично вписывался в уникальный архитектурный ландшафт» (полный текст — на сайте Управления делами Президента РФ и на сайте Французского правительства).


От Météo France к «Живоначальной Троице»
Дело «церкви на Эйфеле», помимо других аспектов, интересно и тем, что вскрывает функционирование государственного культурного аппарата обеих заинтересованных сторон. История этого проекта началась в 2007 году, когда Францией был объявлен конкурс по продаже территории в четыре гектара рядом с Эйфелевой башней, на месте здания французской метеорологической службы. В марте 2010 года этот участок за €70 млн евро приобрела Российская Федерация (про историю покупки подробно писала «Новая газета») для строительства «Российского духовно-культурного центра с кафедральным собором Живоначальной Троицы в Париже» (Centre spirituel et culturel orthodoxe russe). В конкурсном проекте изначально акцентировалась церковная (а не общекультурная) составляющая: состав комплекса заявлен как «церковь, жилые помещения для духовенства, а также офисы, конференц-залы и русское кафе».
Конкурсная работа бюро Фредерика Бореля (Frederic Borel Architecte). Заняла третье место. Источник: www.archplatforma.ru

В финал вышли десять проектов; обновить их в памяти можно на сайте infos-russes.com, а список жюри — здесь. В последовавшем обсуждении интересны попытки характеризовать проекты в терминах «традиции и авангарда». Так, Александр Орлов, посол РФ во Франции и один из членов жюри, назвал их «в целом авангардистскими», а студия с симптоматичным названием «Третий Рим» окрестила некоторые из них «модернистскими», а некоторые — «классикой». Часть общества и основная французская пресса, однако, использовала оппозиционную авангарду гринберговскую категорию — «китч». В марте 2011 года победителем был провозглашен проект испанца Мануэля Нуньес-Яновского.


«Niet
Французская общественность, однако, попыталась сказать проекту «нет».Мэр Парижа Бертран Деланоэ еще до подведения окончательных итогов высказался «резко против этого проекта, задуманного правительствами Франции и России без согласия [администрации и жителей] Парижа». Он охарактеризовал его как «архитектуру-пастиш», сделанную второпях и не вписывающуюся в район Эйфелевой башни. Первый заместитель Деланоэ Анн Идальго (Anne Hidalgo) также отозвалась о проекте как о «карикатурном». В ответном заявлении Всемирный русский народный собор предположил, что «критическое отношение к строительству русского духовно-культурного центра в Париже носит черты не только исторической несправедливости, но исторической неблагодарности». Кто и за что должен испытывать историческую благодарность — неясно: недалеко от будущего храма, в Доме инвалидов лежит Наполеон, которого можно причислить разве что к пострадавшим.
Конкурсная работа архитектора Дюмона Леграна и бюро Gec Ingenierie (BET). Источник: projets-architecte-urbanisme.fr

Формат конкурса не предполагал общественных слушаний проекта, но мэр седьмого округа (в котором располагается территория будущей застройки) Рашида Дати (Rachida Dati) добилась от российского посла во Франции двухдневного публичного показа в его резиденции десяти конкурсных работ, прошедших в финал. Социологический опрос тоже не проводился, но были попытки локальных анкет. Например, с российской стороны ассоциация Maxime and Co делала интернет-опрос русских парижан о том, какой из десяти проектов шорт-листа они предпочитают (участвовали около 10 тыс. человек; результаты — на сайте студии «Третий Рим» и на французском infos-russes.com; вариант «против всех» традиционно для нашей системы голосования не был предложен). Сейчас газетой Le Figaro открыт опрос «Согласны ли вы с проектом постройки православной церкви на набережной Бранли?» Результаты на 28 ноября: «за» — 75%, «против» — 25%. Немногочисленные комментарии жгут: «И так везде мечети, так что от православного храма вреда не будет».
Конкурсный проект архитектурного бюро «Вильмонт и партнеры» и Моспроект-2. Источник: www.ec-a.ru

Французские СМИ намекают, что проект не был бы согласован на более ранних стадиях, если бы не дружеские отношения двух президентов: так, Le Figaro называет его не иначе как «наследие Саркози» и «дорогой сердцу Путина проект», а источники Le Monde сообщают, что «между Путиным и Саркози имела место сделка на этот счет. Накануне выборов [во Франции] Елисейский дворец давил на архитекторов, чтобы они не возмущались проектом».
Мануэль Нуньес-Яновский, Алексей Горяинов, Михаил Крымов по заказу Управления делами президента РФ. Занявший первое место в конкурсе проект российского духовно-культурного православного центра на набережной Бранли в Париже. Источник: www.arch-group.org

Останься Николя Саркози у власти после недавних выборов, проект, вероятнее всего, был бы подписан «как есть». Однако новый состав правительства (в который входит Орели Филиппетти, новый министр культуры, выразившая, напомним, поддержку Pussy Riot) смог договориться о компромиссе (де факто — настоять на пересмотре проекта). Формально поводом для отзыва заявки российской стороной является «наличие ряда сложностей в его реализации» (одна из этих сложностей — пресловутая «крыша-вуаль»: в запланированном ранее виде она закрывала бы часть вида на Эйфелеву башню, в связи с чем французская сторона предлагает сделать ее из другого материала, более прозрачного). Но Le Monde цитирует свои источники в министерстве культуры Франции: «Проект абсолютно ужасен, в таком виде его не примут. Российская сторона должна его серьезно пересмотреть».


Духовный и (или?) культурный
В русскоязычной среде Парижа тоже идут дебаты, как в онлайне, так и в оффлайне. Частые вопросы: «Почему не просто культурный, а духовно-культурный центр?», «Чью политику он будет проводить: церкви или государства?» и «Не закроет ли это возможности к представлению других — неправославных — этносов и традиций России?»
Мануэль Нуньес-Яновский, Алексей Горяинов, Михаил Крымов по заказу Управления делами президента РФ. Занявший первое место в конкурсе проект российского духовно-культурного православного центра на набережной Бранли в Париже. Источник: www.arch-group.org

Помимо очевидной оппозиции «светского» или «духовного» центра здесь есть и другая (вероятно, главная) — внутрицерковная. В Париже существует несколько православных храмов, но главный из них, собор Александра Невского на улице Дарю, подчиняется не РПЦ, а Константинопольской патриархии (подробно — опять же в «Новой газете»). Как пишет Le Monde, «150-летний собор Александра Невского придерживается традиции христианства à la française, укорененного в светских традициях и избегающего педалирования идентичности и национальной принадлежности». Проект нового храма, таким образом, рассматривается как конкуренция РПЦ и Константинополя на французской территории, особенно в контексте предшествующих попыток РПЦ (часть из которых увенчалась успехом, часть — нет) перевести под свое влияние православные храмы в Ницце, Биаррице и др.
Участок, отведенный для строительства российского духовно-культурного православного центра на набережной Бранли в Париже. Google Maps

Вопрос финансирования светским государством дорогостоящего (более €30 млн, не считая стоимости самой территории) храма тоже вызывает вопросы. Но, кажется, проект не стеснен в средствах (хотя объявлено, что «пожертвования на его постройку приветствуются»). Как сказал в интервью Le Monde Дмитрий Медведев, прибывший 26 ноября во французскую столицу, он озабочен угрожающим Франции экономическим кризисом и предлагает «признать, что подавляющее большинство российских бизнесменов заработали свои капиталы честным путем, и эти деньги могут быть инвестированы в любую страну, в том числе и во Францию». 
Комментарии

Читайте также


Rambler's Top100