Спецпроект
Garage
В сотрудничестве с

По техническим причинам

За последние три месяца российские художественные институции столкнулись с массой новых сложностей. Негласные запреты, закрытие уже открывшихся проектов и отмена запланированных, разрыв договоренностей с международными партнерами и проблемы с логистикой, увы, стали обычной практикой. В этой связи многие вспомнили историю 1930-х годов, в частности несостоявшуюся выставку Павла Филонова 1929 года в Русском музее, которая после нескольких ограниченных «общественных просмотров» так и не открылась для публики и повлекла за собой травлю художника. Надеемся, что опасный симптом времени не приведет к тем же последствиям, что и в советский период. Пока же «Артгид» изучил цифровой след нескольких выставочных проектов, которые стали фантомами российского художественного процесса.

Экспонаты выставки Гриши Брускина «Смена декораций», 23 марта — 19 апреля 2022. Государственная Третьяковская галерея, Москва. Фото: © Пресс-служба Новой Третьяковки. Источник: afisha.ru

«Смена декораций» Гриши Брускина и «Выход в красную дверь» в Третьяковской галерее

Весть об отмене сразу двух масштабных проектов в Третьяковской галерее по сей день окружена пеленой домыслов и слухов. Спустя полтора месяца музей так и не дал официальных разъяснений, лишь сообщив, что проекты не состоялись «по техническим причинам». При этом выставка Гриши Брускина «Смена декораций» успела проработать больше месяца, поэтому ее досрочное закрытие стало одним из первых настораживающих событий в череде музейных отмен. Третьяковская галерея сразу удалила с сайта всю информацию о проекте, даже не предупредив художника о происходящем, но было поздно: о «Смене декораций» написали даже те, кто ее не видел. По информации «Артгида», предписание закрыть выставку поступило от Министерства культуры РФ, которое таким образом отреагировало на запрос «возмущенных граждан». Что именно их возмутило, нетрудно догадаться. Гриша Брускин последовательно работает с темой действующих и отмирающих идеологий. В частности, заглавная инсталляция, показанная в 2017 году на 57-й Венецианской биеннале, олицетворяла руины имперского мышления. В центре ее находилась обезличенная масса человечков — винтиков системы, вынужденных тащить на себе механизированного двуглавого орла. Впрочем, это не единственное олицетворение власти в перенасыщенном образами тоталитарной культуры мире художника, а потому однозначные трактовки здесь едва ли уместны.

Фрагмент экспозиции выставки «Михаил Рогинский. По ту сторону “Красной двери”», 7 июня — 23 ноября 2014. Университет Ка'Фоскари, Венеция. Фото: Ó Юрий Пальмин. Источник: archi.ru

Но если экспозиция Гриши Брускина хотя бы явилась нам во плоти, то проект «Выход в красную дверь» стал настоящим жупелом среди художественных событий весны. Полностью готовая к открытию и анонсированная выставка, вернисаж которой был запланирован на 30 апреля, так и не увидела свет, а в сети о ней осталась лишь пара сообщений. Есть информация, что изначально она задумывалась как замена несостоявшейся выставке современного индийского искусства, от участия в которой отказались зарубежные партнеры. Комментируя ситуацию для газеты МК, представители Третьяковской галереи выразили надежду на то, что смогут открыться после майских праздников, объяснив заминку чересчур поспешной подготовкой проекта. Но и этого не случилось. Сама выставка, насколько можно судить по оставшейся информации, была организована как масштабный смотр советского и российского искусства с 1960-х до начала 2000-х годов. «Красная дверь», давшая название проекту — это известное произведение Михаила Рогинского и центральный образ его художественной системы. В свое время она считалась одной из метафор подпольной жизни в советском искусстве, а теперь, возможно, станет символом подпольного существования нынешних проектов.

Container imageContainer image

Персональная выставка Микеланджело Пистолетто

Микеланджело Пистолетто, один из самых известных представителей Арте повера, появлялся в России эпизодично. Старожилы художественной сцены еще помнят его персональный проект «Третий рай», прошедший в московском ГЦСИ в 2007 году. Относительно недавно, в 2016 году, работы Пистолетто были показаны все в том же ГЦСИ на фестивале «ДАДА», а в 2018-м — на выставке «Арте повера. Творческий прорыв» в петербургском Эрмитаже. В 2019 году особо обеспеченные коллекционеры могли приобрести на Cosmoscow работы из его серии «Смартфон», которые, однако, не нашли своего покупателя и остались в памяти посетителей ярмарки как самые дорогие экспонаты из представленных. На ярмарке появился и сам Пистолетто. Он провел беседу с главным куратором музея «Гараж» Екатериной Иноземцевой, рассказав об Арте повера и социальной ответственности искусства. Вероятно, уже во время того визита в Россию художник примерялся к залам ММОМА, выбирая куда поставить хрестоматийные работы из текстиля или новые произведения, отражающие в себе посетителей.

Тогда же и начались разговоры о персональной выставке Пистолетто. Ее планировали провести в 2020 году в MMOMA, однако в дело вмешался ковид. Художник с трудом перенес болезнь (в 86 лет!), и затем было решено открыть проект в 2022 году, но планы остались планами: помешали проблемы с логистикой, возникшие после февральских событий. Из-за переносов проект на протяжении последних трех лет оказывался в числе «самых ожидаемых выставок года»: о нем писали, кажется, абсолютно все, от городских lifestyle-изданий до глянца. Хочется надеяться, что художника все-таки получится увидеть в России (тем более официально выставку не отменяли). Не в этом году, так в следующем.

Container imageContainer imageContainer image

«Призраки» Кристиана Болтански в петербургском Манеже

Российский зритель уже мог видеть работы Кристиана Болтански в групповых проектах: инсталляции «Призраки Одессы» и «В движении» были показаны в Музее архитектуры имени А.В. Щусева в 2005 году, видео из серии Animitas появлялись в Еврейском музее и центре толерантности и ГМИИ им А.С. Пушкина (вместе с другими произведениями художника), в Пушкинском музее даже демонстрировали графику Болтански из собрания Центра Помпиду, а последнюю свою работу художник сделал для недавней выставки «Многообразие. Единство» в Третьяковке.

Вроде бы это не мало. Но выставка «Призраки», так и не открывшаяся в петербургском Манеже 13 марта, могла стать первым сольным — и довольно крупным — проектом художника в России, к сожалению, уже посмертным. Проект отменили по желанию наследников Болтански, рассудивших, что он отказался бы проводить выставку в новой, скажем так, геополитической ситуации. Однако поскольку экспозиция была почти готова, о ней известно достаточно, чтобы оценить масштаб потерь.

Лейтмотивом петербургской ретроспективы, на которой планировалось представить десять работ (включая знаменитые Personnes и «Шанс (Колесо Фортуны)»), стали события Кровавого воскресенья: Манеж должен был превратиться в своего рода чистилище, где, ожидая распределения в ад или в рай, томятся души погибших рабочих. Инсталляция «Белая река», созданная специально для выставки, по замыслу художника, непосредственно связана с событиями 1905 года. Знаем мы о ней не много. Согласно экфрасису, предоставленному Манежем, она напоминает «зимний пейзаж: в полутьме перед нами то ли море, то ли река, покрытая неровным слоем льда». Даже в этом лаконичном описании угадывается та вкрадчивая, экономная манера, с которой Болтански обычно рассуждает о разного рода утратах.

Впервые могли показать и видео «Последнее лето», рассказывающее о массовом самоубийстве немецких семей в 1944 году, перед приходом советских солдат. Две спасенные солдатами девочки оставили воспоминания об этих событиях — фрагменты из архивной видеосъемки с ними и составляют тело работы.

Неизвестно, смог бы посетитель выставки в нынешней ситуации вынести еще больше размышлений о случае (порой трагическом), памяти и смерти, чем уже вынес. С другой стороны, Болтански говорит об этих темах без телевизионной суеты и активистского надрыва — говорит тихо и с любопытством как о неизбежных закономерностях жизни. И, возможно, такая смена интонации — с захлебывающейся новостной скороговорки на монолог внимательного наблюдателя — помогла бы если и не принять, то, по крайней мере, осознать происходящее, спокойно посидеть поплакать — да и успокоиться. Хотя бы на время.

Публикации

Комментарии

Читайте также


Rambler's Top100