Все рубрики

Хаим Сокол: «Я настаиваю на поэтическом измерении истории»

Художник о разнице между уликой и свидетельством, пустоте и присутствии, свете и мраке.

Перманентная революция в Музее Людвига в Будапеште

Кураторы выставки украинского искусства в Будапеште Алиса Ложкина и Константин Акинша о месте современного искусства в новом обществе Украины.

Майк Нельсон: «Я не брезгую бедненьким материалом»

Британский художник о вымышленных сообществах и советской фантастической литературе.

Никита Корытин: «Мы не хотим зарабатывать на посетителе. Мы хотим его образовывать»

Директор Екатеринбургского музея изобразительных искусств о новом поколении директоров региональных музеев, спонсорах и коллекции индустриальной живописи.

Леонид Соков: «Если бы я не уехал, меня бы кастрировали»

Идолы, козлы, Фрейд, Барт и соц-арт.

Алиса Прудникова: «Я могу гордиться тем, что за годы работы мы породили себе множество конкурентов»

Об «эффекте биеннале» и вкладе Сатки в современное искусство.

Аня Желудь: «В художнике бешеная производительность пугает и настораживает»

О творческом пути и отношениях с московским и петербургским искусством.

Джоанна Жилинска: «Антропоцен предоставил нам прекрасный апокалиптический сюжет»

Автор книги «Минимальная этика антропоцена», художник и куратор о конце человечества, феминистском контрапокалипсисе и морали.

Константин Худяков: «Решение показывать “другое” искусство принималось на уровне ЦК КПСС»

Об истории выставок в Горкоме графиков.

Симон Пфеффель: «Я всегда оставляю за зрителем право всё разрушить»

Немецкий художник о перформансе как способе знакомства со страной.

Ева Левитт: «Мои работы хранят в себе тайну, которую могу разгадать только я»

Скульптор об источниках вдохновения и творческом наследии Сола Левитта.

Рютаро Такахаси: «Самые любимые мною работы обладают слишком сильной энергетикой»

Японский психиатр и коллекционер о знакомстве с Мураками, меценатстве и взаимосвязи искусства и психиатрии.

Rambler's Top100