Все рубрики

Соитиро Фукутакэ: «Искусство — оружие эффективнее любых медиа»

Визионер о созданной им на островах Внутреннего Японского моря арт-утопии.

Сьюзен Лейси: «Индивидуализм становится все более явным и ощутимо тормозит социальные изменения»

Американская художница о феминистском движении 1970-х.

Авдей Тер-Оганьян: «Я не намерен бодаться с РПЦ и вообще с религией»

Вернувшийся в Россию художник-политэмигрант о религии, разнице между российским и советским и ужасных процессах в современном искусстве.

Хелен Джюри: «Арт-терапевт не должен забывать, что он работает с уязвимыми людьми»

Арт-терапевт из Великобритании рассказывает, что можно вылечить с помощью искусства.

Даниэль Бирнбаум: «Было бы идиотизмом ожидать, что любовь к новому искусству возникнет мгновенно»

Куратор с мировым именем о VR, 1-й Московской биеннале и о том, как быть современным.

Дженнифер Аллора: «Шелковые цветы вредят планете еще больше, чем пластиковые»

Дженнифер Аллора — о политике, критике и влиянии искусства на окружающую среду.

Кит Макгенри: «Наши действия побуждают к социальным переменам»

Один из основателей движения «Еда вместо бомб» о том, как из студента арт-колледжа превратиться в политического активиста.

Илья Долгов: «Я отказываюсь рефлексировать паузу между явлением и языком»

О проблемах коммуникации с экосистемами и отдельными растениями.

Мария Крамар: «Мне интересны параллельные и не очень уживающиеся с прогрессом идеи»

Cокуратор выставки «Время, вперед!» о тревожности аудитории и будущем кураторства.

Миха Гросс: «Сегодня в Германии дают Баухаус на экспорт»

Приключения архитектурной школы Баухауса в Тель-Авиве.

Дмитрий Аске: «Уличное искусство и не должно быть полностью легальным»

Как художники «уличной волны» изменили наше представление о стрит-арте.

Элена Криппа: «У меня была задача объяснить, из чего выросла Лондонская школа»

Куратор галереи Тейт о Фрэнсисе Бэконе, Люсьене Фрейде и других «лондонцах».

Rambler's Top100