Москва — Баку: российское искусство в восточном контексте

Екатерина Алленова задает вопросы Artwin Gallery и Оле Кройтор, представившим новый выставочный проект в столице Азербайджана.

Здание галереи Kiçik QalArt в Баку. Фото: Екатерина Алленова / Артгид

Московская Artwin Gallery взяла в управление галерею Kiçik QalArt в Баку и открыла там уже вторую выставку российского искусства. Первой стала выставка Ольги Киселевой VIRTUS POST NUMMOS?, теперь, до 20 января 2016 года, в Баку экспонируется проект Оли Кройтор «По другую сторону», а в планах Artwin уже и следующая выставка, которая должна открыться в конце января. Зачем молодой успешной галерее (Artwin Gallery начала работу в июне 2012 года) собственное пространство в азербайджанской столице и насколько успешной станет эта инициатива?

Современное искусство бывших восточных республик Советского Союза — Казахстана, Азербайджана и других — сегодня, что называется, в тренде. Одна за другой эти республики получают представительства на Венецианской биеннале, показывают и продвигают свое искусство по всему миру. И один из вопросов, часто возникающих в этом искусстве, — это, разумеется, вопрос национальной самоидентификации. Недаром в этом году павильон Армении получил «Золотого льва» 56-й Венецианской биеннале именно за проект, связанный с понятием «армянскости» (он назывался Armenity). В советское время в искусстве каждой республики Советского Союза культивировалось и поощрялось именно национальное своеобразие, а как и какими ощущают себя современные художники из восточных республик в контексте общемирового искусства? И еще один вопрос: как художники и зрители из стран бывшего СССР представляют себе сегодняшнее российское искусство? Ведь Россия, и конкретно Москва в качестве столицы союзного государства, — это то место, от которого другие республики в советское время пребывали в зависимости: национальное своеобразие национальным своеобразием, но общего для всех и предписанного коммунистической партией Советского Союза принципа социалистического реализма было не избежать.

Эти сюжеты неоднократно фигурировали в российских художественных проектах последнего десятилетия: это не только получивший «Инновацию-2006» кураторский проект Виктора Мизиано «Искусство Центральной Азии. Актуальный архив (Узбекистан, Казахстан и Киргизия)», но и более поздние выставки «Современное искусство Казахстана» в «Культурном альянсе» Марата Гельмана (2012), Fly to Baku (2013) в Мультимедиа Арт Музее, Москва, где были представлены свыше двадцати современных художников из Азербайджана, две посвященные Казахстану и лишь недавно закрывшиеся выставки — «Евразия. Современное искусство Казахстана» в Музее и галереях современного искусства «Эрарта» в Петербурге и «Все кочевники» — проект, реализованный как раз Artwin Gallery, показавшей и очень успешных в Казахстане художников, и молодых. А меньше месяца назад выставка азербайджанских художников «Конфетные горы, нефтяные берега» открылась в Пермском музее современного искусства PERMM. Словом, обе российские столицы и даже регионы вполне осведомлены о современном искусстве азиатских соседей из Содружества независимых государств. А вот как обстоит дело с показом там современного российского искусства? Выясняется, что ответный интерес невелик. Можно вспомнить Алма-Ату, где в 2014 году в Государственном художественном музее имени А. Кастеева прошла выставка «Современная российская живопись», организованная «Эрартой» и представившая петербургских художников из ее собрания, но вообще-то масштабных показов российского искусства в странах СНГ, сопоставимых, например, с Fly to Baku в Москве, не было. И как раз Баку в этом смысле оказывается городом, заинтересованным Россией больше других. Там, например, в прошлом году в Центре современного искусства показывали живопись Натальи Нестеровой и фотографии Юрия Роста (выставку инициировало Министерство культуры Азербайджана), а двумя годами раньше Kiçik QalArt, ныне управляемая Artwin Gallery, расщедрилась даже на знаменитую «Трилогию» группы AES+F, из других российских художников гостями галереи были Айдан Салахова (что как раз очень понятно), Миша MOST, Наталия Мали.

Заха Хадид. Культурный центр имени Гейдара Алиева, Баку. 2007–2012. Фото: Екатерина Алленова/Артгид

Современное искусство в Баку — вещь уважаемая. Там есть уже упомянутый Центр современного искусства, созданный в 2002 году Союзом художников Азербайджана. Там есть Музей современного искусства, открывшийся в 2009 году. Там есть Центр современного искусства YARAT — аналог московского «Гаража», успевший за четыре года своего существования сделать более восьмидесяти проектов. В Баку любят паблик-арт, обнаруживающийся в самых неожиданных местах. Или, например, в подземном переходе станции метро в совсем нефешенебельном районе — целая выставка упакованных в стену под оргстекло репродукций знаменитых картин прошлых эпох: там и «Менины» Веласкеса, и «Девочка с персиками» Серова, и Сальвадор Дали, и Марк Шагал, и импрессионисты, кого там только нет, и все с этикетажем и с аннотациями, совершенно как в музее, — посреди шумного и неряшливого спального района выглядит почти фантасмагорично и вполне похоже на проект именно современного искусства. Ну и, конечно, в Баку есть Культурный центр имени Гейдара Алиева, строительство которого было завершено в 2012 году. Грандиозный и ошеломляющий архитектурный шедевр Захи Хадид, музей и выставочное пространство, куда привозили Вима Дельвуа, Тони Крэгга, Энди Уорхола, с очевидностью свидетельствует: если речь идет о современном искусстве, «своем» или международном, то все делается и будет делаться по наивысшему разряду, без компромиссов.

Оля Кройтор. Лишние. 20014–2015. Фотографии. Фрагмент экспозиции выставки «По другую сторону» в Artwin Gallery Kiçik QalArt, Баку. Courtesy Artwin Gallery

Поэтому понятно желание Марианы Гоговой, одной из основательниц Artwin Gallery, представить российских художников именно в этом внушающем уважение контексте. Галерея Artwin создана сестрами-близнецами Марианой и Мадиной Гоговыми — они родом из Карачаево-Черкесии и, соответственно, обозначенные в начале этого текста вопросы диалога Востока и Запада у них в крови, тем более что Мадина ныне является министром культуры Карачаево-Черкесской республики (и Мариана руководит Artwin Gallery в одиночку). Понятен и выбор хорошо известной и интернационально ориентированной бакинской галереи, уже представлявшей российских художников. Она расположена в Ичери-шехер — «старом городе» Баку, его главной культурной достопримечательности, архитектурном заповеднике, памятнике ЮНЕСКО. Основанное на игре слов название Kiçik QalArt можно перевести как «маленькая крепость искусства» (имя галерее дала соседняя улица, и Kiçik Qala — «маленькая крепость» — превратилось в Kiçik QalArt). Любопытен, однако, выбор художников. Понятно, что Artwin представляет в Баку в первую очередь «своих» — выставка Ольги Киселевой VIRTUS POST NUMMOS? прежде Баку прошла в Москве, однако Оля Кройтор показывает новый проект, к тому же непривычный для местного контекста.

Оля Кройтор. Распад. 2015. Кадр из видеоинсталляции. Courtesy Artwin Gallery

Дело в том, что современное искусство Азербайджана — в основном яркое, красочное и цветистое, адресованное прежде всего глазу, а уж потом интеллекту, и, несмотря на всю свою современность, вполне укладывающееся в традиционные рубрикации — станковая живопись, скульптура, видео, инсталляция. Во всяком случае, такое впечатление создается выставками азербайджанского искусства, показанными в России. Кройтор же часто называют «концептуалистом», и в рубрикации она не очень-то укладывается. У художницы две ипостаси — перформансистка и кропотливый исследователь и интерпретатор глубин человеческой памяти, наполненной ассоциациями и фрагментированными образами. В данном случае — вторая ипостась. Проект Кройтор в Kiçik QalArt состоит из трех частей: большие стилизованные под старую «зернистую» пленочную съемку фотографии-сепии из серии «Лишние» (сюрреалистически зависшие в пространствах предметы), инсталляция «Сгоревшая комната» (реальная комната, обитая черной тканью, с реальным ощущением обугленных стен) и занозистая видеоинсталляция «Распад» — кадры из старых полинявших до малинового цвета фотопленок с какими-то семейными съемками, так что уцелевшие в разноцветной мути растрескавшейся эмульсии фрагменты изображений с лицами и домашними интерьерами кажутся чуть ли не кладбищенскими воспоминаниями. Все в целом — про тлен и суету сует, совсем не «зрелищно» и не «цветисто» и, вероятно, не близко бакинским зрителям, привыкшим как раз к яркости и декоративности, — образец такого искусства, кстати, можно увидеть в двух шагах от Kiçik QalArt, в галерее YAY, созданной Центром YARAT. Там экспонируются и продаются работы современных азербайджанских художников (половину выручки от продажи получает художник, другую — YARAT на свои некоммерческие проекты), и сейчас там показывают станковую живопись Гусейна Хагверди, одного из участников выставки в павильоне Азербайджана на 56-й Венецианской биеннале.

Оля Кройтор. Лишние. 20014–2015. Фотографии. Фрагмент экспозиции выставки «По другую сторону» в Artwin Gallery Kiçik QalArt, Баку. Courtesy Artwin Gallery

В интерпретации Artwin Gallery российские художники — что Ольга Киселева с латынью и строго научным исследованием взаимосвязи денег и нравственности (Virtus post nummos — «добродетель после денег»), что Оля Кройтор — могут показаться «заумными», слишком серьезными. В какой мере удачным может стать в Баку показ сурового, заведомо некоммерческого и «неэффектного» по сравнению с азербайджанским российского искусства и зачем это вообще нужно? Я спрашиваю об этом саму Олю Кройтор и получаю ответ: «Да, в Баку нет такого искусства, а теперь оно будет, его увидят. И узнают, что, оказывается, можно делать еще и вот так. Кого-то это сможет вдохновить на что-то новое». Artwin Gallery в качестве главного направления своей деятельности указывает «создание платформы для диалога между художниками разных стран и поколений и продвижение молодого российского искусства внутри страны и за рубежом». Возможно, это довольно рискованный шаг — сооружать платформу для диалога именно таким образом: строить ее придется долго и терпеливо. Но диалог может получиться плодотворным.

Публикации

Комментарии

Читайте также


Rambler's Top100