Русское странное

Наталья Словаева составила краткий путеводитель по собраниям искусства аутсайдеров в России.

Последний ужин. Роберт. Ф. Аллен. Холст, акрил. 2013. Источник: kevinmillerartandjunk.wordpress.com

В этом году исполняется 25 лет проекту куратора Жан-Юбера Мартена «Маги Земли» (1989). Тогда Мартен, отменив все принятые в кураторском профсоюзе правила, уравнял в эстетических и интеллектуальных правах произведения классиков современного искусства и работы ремесленников Африки, аборигенов Австралии, рыбаков Океании, аутсайдеров, а заодно вывел на международную арену не менее экзотических концептуалистов из «восточного блока» — Эрика Булатова и Илью Кабакова. Во Франции, да и во всем остальном мире этот жест был воспринят как революционный. Куратор Мартен и коллекционер Жак Кершаш, издавший в 1990 году манифест «Мировые шедевры рождаются свободными и равноправными», по мнению многих, изменили мир современного искусства, открыв ему искусство мира. На протяжении последних двадцати лет эта модель множество раз воспроизводилась другими кураторами — вспомним хотя бы последние редакции «Документы» и «Манифесты», а также главный проект последней Венецианской биеннале «Энциклопедический дворец» Массимилиано Джони. 25-летие «Магов Земли» вновь подстегнуло интерес к этой теме. В начале марта 2014 года в Центре Помпиду прошла посвященная проекту конференция, открывшая целую череду выставок, симпозиумов и кинопоказов, связанных с искусством аутсайдеров. Если вы решили провести в Париже эти выходные, обязательно сходите на двухдневный кинофестиваль (26 и 27 апреля, Halle Saint Pierre), приуроченный к юбилею международного журнала Raw Vision — единственного в мире издания, вот уже четверть века освещающего творчество художников-аутсайдеров (выставка, посвященная истории издания, работает до 14 августа 2014 года). Впрочем, чтобы поближе познакомиться с искусством аутсайдеров, вовсе не обязательно паковать чемоданы, покупать евро и билеты на самолет. Наталья Словаева составила краткий путеводитель по коллекциям искусства «посторонних» в России, узнала, какие посвященные им события запланированы в 2014 году, и выяснила, почему закрылся единственный в Москве Музей творчества аутсайдеров.
 
Афиша выставки «25 лет журналу Raw Vision» и обложка журнала Raw Vision (сентябрь 2013)

В России интерес к маргинальной художественной культуре и искусству душевнобольных возник в начале ХХ века, когда психиатр Павел Карпов начал изучать и описывать творчество своих пациентов. Попытки осмыслить психологическую экспрессию таких людей продолжались и в СССР, однако публичная демонстрация работ душевнобольных художников стала возможной только в 1990-е годы. Примерно в одно и то же время, в конце советской эпохи, в России начали формироваться два крупных собрания — коллекционера Владимира Абакумова в Москве и врача-психиатра Владимира Гаврилова в Ярославле. «Все началось в 1990 году с выставки творчества душевнобольных “Мы тоже творим”, — вспоминает Владимир Абакумов. — За годы сложилась полноценная коллекция, и в 1996-м мы открыли первую экспозицию Музея творчества аутсайдеров». Изначально музей занимал переделанный под выставочные залы и офис 4-й этаж общежития, куда можно было попасть только по предварительной договоренности, а в 1999-м Абакумов и его единомышленники получили помещение площадью 300 кв. м на Измайловском бульваре, где была создана экспозиция, которую мог посетить любой желающий.

Р. Жарких. Параллельный мир. Вышивка. Центр творчества художников-аутсайдеров, Черногория, ранее Музей творчества аутсайдеров, Москва. © Outsider Art Museum

Однако в конце 2010 года единственный в нашей стране музей аутсайдеров был закрыт: «Музей закрыт, конечно, прежде всего, по финансовым причинам, — признался коллекционер. — Мы никогда не имели постоянного источника финансирования, а вход для посетителей всегда оставался бесплатным. Да, в разное время мы получали гранты, например, от фонда Сороса и Ингосстраха, но в основном музей выживал за счет спонсорской поддержки. К государству и не только мы обращались много раз, но практически безрезультатно». Так насчитывающая более четырех тысяч экспонатов коллекция покинула Россию. На ее базе Владимир Абакумов создал Центр творчества художников-аутсайдеров в Черногории. Периодически работы из его собрания участвуют в выставках в Норвегии, Сербии, Черногории, Франции, а русский зритель может ознакомиться с собранием лишь в виртуальном пространстве — на сайте музея, который работает и сейчас.

Работы Алексея Ляпина. Арт-проект «ИНЫЕ». <br> Источник: www.outsider-art.ru

Другой ценитель творчества душевнобольных — Владимир Гаврилов — пришел в коллекционирование искусства аутсайдеров из психиатрии. Свою «лечебную» коллекцию он начал собирать еще в 1981 году. Как художественный феномен она получила развитие в рамках проекта «ИНЫЕ» в 1997 году. С этого времени коллекция постоянно участвует в художественных выставках. По словам исследователя искусства аутсайдеров, профессора философского факультета МГУ Александра Мигунова, инициаторы проекта одними из первых стали уважительно разводить художественные и клинические понятия — «искусства аутсайдеров» и «арт-терапию». Кроме того, кураторы проекта стремились не только изучать, но и популяризировать произведения «странных» художников. Именно они открыли Александра Лобанова, который стал визитной карточкой не только «ИНЫХ», но и всего российского наивного искусства.

Александр Лобанов. Парадные постановочные автопортреты, выполненные в фотостудиях Ярославля. Середина 1970-х. Арт-проект «ИНЫЕ»

«Определенные силы пришлось затратить на то, чтобы добиться уже с 1990-х годов институализации, легитимации данного направления, — рассказывает Владимир Гаврилов. — Участие “иных” художников в многочисленных выставочных проектах, представительство их работ в ряде российских государственных музеев и зарубежных собраниях, подготовка справочно-каталожных изданий, фильмов — и это далеко не все шаги в данном направлении». Сегодня коллекция Владимира Гаврилова насчитывает около пяти тысяч произведений более 150 непрофессиональных авторов. Собственного помещения она не имеет, увидеть работы можно только по предварительной договоренности с Гавриловым.

Александр Лобанов. И.В. Сталин. Бумага, шариковая ручка, карандаш. Арт-проект «ИНЫЕ»

Также при Ярославской областной клинической психиатрической больнице был открыт клуб «Изотерра», ставший не только платформой социально-реабилитационной практики, но и своеобразной лабораторией исследования процесса творчества при различных психических девиациях. Коллекции творчества душевнобольных существуют и при психиатрических клиниках Москвы, Санкт-Петербурга, Архангельска, Саратова, Кирова, но они, как правило, редко экспонируются в галереях и музеях, и их изучают не искусствоведы, а арт-терапевты и специалисты по социальной психиатрии.

Т.Д. Еленок. Отдыхающий лев на закате. 1996. Холст, масло. Courtesy IV Московский международный фестиваль наивного искусства и творчества аутсайдеров «Фестнаив-2013»

С 2004 года раз в три года Музеем наивного искусства проводится Московский международный фестиваль наивного искусства и творчества аутсайдеров «Фестнаив». Работы искусства аутсайдеров находятся в коллекции историка искусства Алексея Турчина, сформированной еще его матерью Ксенией Богемской, и других частных и государственных собраниях, вроде собрания Музея наивного искусства, галереи «Арт-наив» (Москва), социокультурного фонда «ИнАРТ» (Санкт-Петербург). Частный Музей советского наива, также имеющий раздел искусства аутасайдеров, работает в Перми.

Павел Леонов. Алексей Валерьевич Турчин и мать Ксения Георгиевна на самолете прибыли на Камчатку смотреть извержение вулкана. Собрание Алексея Турчина, Москва

Периодически выставки маргинального творчества проходят в рамках проекта «Аутсайдервиль» в Санкт-Петербурге. Но все-таки этот проект, как и «ИнАРТ», имеет в большей степени социальную окраску — во главу угла его организаторы ставят помощь людям с психиатрическим опытом в социальной реабилитации средствами арт-терапии. Казалось бы, это не так уж мало. Тем не менее, по словам Надежды Мусянковой, кандидата искусствоведения, сотрудника Третьяковской галереи и Государственного института искусствознания, сегодня мы оказались в ситуации, когда практически любой художник может объявить себя аутсайдером.

Ильин. Корабль по морю идет. 2014. Courtesy Аутсайдервиль (проект поддержки outsider art)

Об этой неопределенности говорит и Владимир Гаврилов: «Проблема состоит в том, что в стране происходит размывание термина: искусствоведы нередко используют его, “перекрашивая” художников наивного и любительского искусства, вероятно, исходя из своих коммерческих целей. Термин “искусство аутсайдеров” используют как модный и актуальный сегодня бренд, несомненно, привлекающий зрителей. Медики, арт-терапевты прежде всего, также злоупотребляют использованием термина, так как, по их мнению, “искусство аутсайдеров” более политкорректно для описания творчества душевнобольных. Это также неверная, я бы сказал, лукавая позиция. Работы душевнобольных художников мы можем рассмотреть как примеры мужественного творчества вопреки страданию, и восхищаться ими. Но, повторюсь, отношения к аутсайдер-арт они не имеют. Нередко и сами художники (здоровые, а, может, и полубольные или проблемные — кто ж их знает?) в миру слывут маргиналами, “не от мира сего”. Они охотно рядятся в “одежды аутсайдера”, подчеркивая свое “безумство — окаянство храбрых”, а по сути — и несколько отстраненную, правильнее назвать, “недотягивающую” до их представлений об успехе на арт-рынке позицию. Аутсайдер-арт — это совсем другая проблематика. Именно в его рамках нередко душевнобольные самоучки, а не заболевшие художники-профессионалы, дилетанты с их спонтанной “самоизобретенной” техникой, могут представить неожиданно оригинальные результаты».

С.С. Дружкова. Люблю тебя, Петра творенье! 2007. Холст, масло. Courtesy IV Московский международный фестиваль наивного искусства и творчества аутсайдеров «Фестнаив-2013»

Есть и другая проблема. Трудно говорить о коллекциях, если они нигде не выставляются. «Это, например, касается московского Музея наивного искусства, — подчеркивает Надежда Мусянкова, — в его фондах находятся работы художников-аутсайдеров, но поскольку у музея нет постоянной экспозиции, специалисты не могут оценить уровень этого собрания».

Таким образом, настоящие образцы искусства аутсайдеров в России сегодня можно увидеть только на эпизодических выставках. Последняя из них прошла в рамках фестиваля «Фестнаив-2013» в галерее «Беляево» в Москве, часть ее продолжает экспонироваться в помещении Музея наивного искусства на Измайловском бульваре до сих пор. Другим заметным событием стала выставка «Музей всего: Выставка № 5», прошедшая в прошлом году в столице в Центре современного искусства «Гараж». В поисках новых талантов среди непрофессиональных художников, идеолог и куратор проекта «Музей всего» Джеймс Бретт посетил пять крупных российских городов. В показанную в «Гараже» экспозицию, кроме работ «открытых» во время русского путешествия Бретта художников, вошли и экспонаты из коллекций Москвы и Ярославля. Графика и фотографии Александра Лобанова из коллекции «ИНЫЕ», кстати, оказались одними из самых представительных.

Дмитрий Махов. Баран. Экспонат выставки «Музей всего. Выставка № 5» в Центре современной культуры «Гараж», 2013. Courtesy ЦСК «Гараж»

В 2014 году в России запланировано одно-единственное связанное с искусством аутсайдеров событие — посвященная проблемам терминологии, музеефикации, коллекционирования творчества душевнобольных международная конференция «Искусство аутсайдеров. Философские, культурологические и психопатологические аспекты». Она пройдет в два этапа: в октябре этого года в Балтийском федеральном университете имени Иммануила Канта и в декабре в Московском государственном университете. В рамках конференции запланирована выставка искусства аутсайдеров и издание приуроченного к 90-летию Александра Лобанова сборника «Странный художник».

Что касается коллекции Владимира Абакумова, она может вернуться в Россию, но при соблюдении двух условий: постоянного финансирования и предоставления достойного помещения. На это, увы, надежды мало.
Комментарии

Читайте также


Rambler's Top100