Когда галеристы были радикалами, а художники «новыми русскими»

Сентиментальное путешествие художника Георгия Литичевского в 90-е годы прошлого столетия, когда галеристы были радикалами, классики современного искусства молодыми, а критики хмельными.

Участники акции «Футуристы выходят на Кузнецкий». 1992. Фото: Игорь Мухин. Источник: sigutin.ru

В свет вышел второй том исследования, приуроченного к эпохальному двухчастному выставочному проекту «Реконструкция» (куратор — Елена Селина, организаторы — Фонд культуры «ЕКАТЕРИНА», Центр современной культуры «Гараж», XL Projects), который прошел осенью 2013 и зимой 2014 года в выставочном зале Фонда «ЕКАТЕРИНА». Этот двухтомник — самая полная на сегодняшний день хроника художественных событий Москвы 1990-х и настольная книга для тех, кто решил посвятить себя исследованию культуры и искусства постперестроечной, ельцинской России. Очевидно, что с этим выставочным проектом и публикацией одноименного двухтомника 1990-е войдут в интеллектуальную моду, появится много новых воспоминаний о том времени и, возможно, еще не одна выставка-реконструкция. Мы решили опередить события и предложили свидетелю и участнику многих художественных инициатив тех лет, художнику Георгию Литичевскому, поделиться с читателями «Артгида» своими воспоминаниями о «лихих девяностых» и рассказать, как воспринимались первые галереи и их основатели московской художественной тусовкой, почему с настороженностью относились к Марату Гельману, зачем каждый вечер наведывались в галерею «Школа» и почему попасть на вернисаж галереи «Риджина» считалось большой удачей. «Для страны это были “лихие девяностые”, а для искусства — совершенно не лихие, — вспоминает Литичевский. — Наоборот, в начале девяностых художники почувствовали себя достойным слоем общества, более того, можно сказать, что они были первыми “новыми русскими”, потому что первыми начали зарабатывать валюту. При тогдашнем курсе на $20 можно было жить целый месяц, ездить на такси с утра до ночи и так далее. В любом случае, если девяностые для многих людей были трудным, неоднозначным временем, то для художников — временем счастливым. Но это “счастье” было, конечно, зыбким, ведь отчасти это было время идейного вакуума, уютного и тревожного одновременно, ведь искусство, по природе своей критическое, утратило отчетливые векторы критики, которые еще в 1980-е были ясными и определенными. Отсюда и уход из искусства некоторых восьмидесятников, и нарциссизм других, и истерический надрыв тех, кто начал в 1990-е и был вынужден то ли искать, то ли конструировать новый образ врага». «Артгид» благодарит Фонд культуры «ЕКАТЕРИНА», Центр современной культуры «Гараж», Елену Селину и Сергея Хрипуна (XL Projects) за возможность опубликовать в рамках этого материала архивные фотографии из двухтомника «Реконструкция».
 

Игорь Макаревич. Карта Таро. Из проекта Esotericum (Никита Алексеев, Елена Елагина, Константин Звездочетов, Мария Константинова, Игорь Макаревич) в «XL Галерее». <br>18 мая — 2 июня 1995 года

«Первая галерея»

Основана в 1988 году молодыми художниками Евгением Миттой, Айдан Салаховой и Александром Якутом при поддержке бизнесмена Михаила Крука. Первой акцией галереи стала выставка «Раушенберг нам — мы Раушенбергу» (открылась в феврале 1989), версия которой была показана в 1990 году в Павильоне СССР на 44-й Венецианской биеннале современного искусства. В разные годы с галереей сотрудничали Эрик Булатов, Сергей Волков, Борис Гороховский, Борис Матросов, Сергей Мироненко, Константин Латышев, Никола Овчинников, Антон Ольшванг, Мария Серебрякова, Семен Файбисович и другие. Галерея прекратила свое существование в 1992 году.

Вид экспозиции Айдан Салаховой «Золотая исповедь» в «Первой галерее». Май 1991 года
Георгий Литичевский: «О том, что в Москве появится галерея современного искусства я услышал от Гоши Острецова в 1988 году. Он рассказал мне, что хорошие ребята собираются открывать галерею. Гоша потом уехал во Францию, а я стал работать на Чистых прудах (имеется в виду сквот на Чистых прудах — “Артгид”). И там как-то Боря Матросов заявил: “Теперь надо бывать на Страстном бульваре — вся тусовка там, в «Первой галерее»”. Галерея располагалась на первом этаже симпатичного старого домика на Страстном, с левой стороны которого был вход в выставочный зал, а с правой — в коммерческий ресторан. Это было великолепное и многогранное место, первая и единственная на тот момент галерея, которая, с одной стороны, давала ощущение международного уровня — художник может выставляться в галерее и продаваться, — с другой — выставляя западных знаменитостей вроде Раушенберга, выполняла культуртрегерскую функцию».

Галерея Гельмана

Основана в 1990 году инженером по образованию Маратом Гельманом. Первое помещение галереи располагалось в здании Центра современного искусства на Якиманке. В разные годы с галереей сотрудничали Семен Агроскин, Татьяна Антошина, Андрей Басанец, Александр Бренер, Ира Вальдрон, Дмитрий Врубель, Александр Джикия, Олег Кулик, Артемий Лебедев, Борис Лейкин, Олег Мавромати, Богдан Мамонов, Светлана Мартынчик, Александр Ройтбурд, Владимир Ситников, Арсен Савадов, Георгий Сенченко, Авдей Тер-Оганьян, Василий Цаголов и другие.

Фотодокументация акции Александра Бренера и Олега Кулика «Последнее табу, охраняемое одиноким Цербером» в галерее Гельмана. 23 ноября 1994 года
Георгий Литичевский: «Появление в 1990 году еще одной галереи современного искусства многие художники восприняли с радостью, хотя были и те, кого насторожило появление нового “галериста”. Но в то время с настороженностью относились к любому человеку, который возникал из неоткуда и проявлял чрезмерную активность: люди привыкли жить в андеграунде, многие боялись нового официоза, уже не идеологического, а коммерческого, боялись, что появится кто-то, кто начнет командовать и так далее. Но подобное отношение конкретно к Гельману было обусловлено и более конкретными вещами, например, его выбором художников. Он начал работать не с художниками московского андеграундно-концептуалистского круга, а с художниками экспрессионистского толка с юга. Появился какой-то Марат и показывает в Москве с ее собственными традициями какую-то “южнорусскую волну”! Как так?! Но Гельман быстро сориентировался, проявил где-то гибкость, хотя все равно в итоге остался верен себе: показывал живопись “южной волны” или типичных девяностников — Кулика с Бренером».

Галерея «Риджина»

Основана в 1990 владельцем «Европейского торгового банка» Михаилом Литваком и Владимиром Овчаренко. В 1995 году была закрыта, однако в 1999 возобновила свою деятельность. В разные годы с галереей сотрудничали Александр Бродский, Олег Голосий, Георгий Гурьянов, Дмитрий Гутов, Александр Джикия, Константин Звездочетов, Олег Кулик, Борис Орлов, Анатолий Осмоловский, Наталия Турнова, Семен Файбисович, Иван Чуйков и другие.

Вид инсталляции Анатолия Осмоловского «Леопарды врываются в храм» в галерее «Риджина». 9 марта 1992. Проект Осмоловского был показан в рамках «Фестиваля анималистических проектов» (5 марта — 15 апреля 1992). Источник: osmopolis.ru
Георгий Литичевский: «То, что галерея связана с банком (имеется в виду “Европейский торговый банк” — “Артгид”), осознали не сразу. Вернее, это было известно всегда, но значения этому не придавали, потому что выглядела галерея весьма скромно: располагалась не в центре, а на какой-то Преображенской площади, в здании брежневских времен, в довольно скромном помещении. А ведь “Первая галерея” располагалась на Страстном бульваре, и это был шик! А “Риджина” не воспринималась как шикарная. Напротив, для всех она была экспериментальной площадкой. С одной стороны, на ней орудовал безумный куратор Олег Кулик (свою профессиональную деятельность в искусстве Олег Кулик начал в 1990 году в качестве экспозиционера “Риджины” — “Артгид”); с другой — выставлялись такие на тот момент суперрадикальные художники, как Анатолий Осмоловский, который именно в “Риджине” показал свой проект с живыми зверями “Леопарды врываются в храм” — это было что-то невиданное! Конечно, главным действующим лицом “Риджины” той поры был Кулик. Это был первый в России пример куратора как гиперхудожника, в руках которого другие художники становились пластичным материалом. Кулик манипулировал людьми, но они испытывали от этого удовольствие. Потом галерея переехала в центр, на Мясницкую улицу, в здание банка. Появился пафос: чтобы попасть на вернисаж требовался пригласительный билет, или дружественный сотрудник галереи должен был встречать тебя на фейс-контроле. Внутри пил шампанское Эдуард Лимонов, а Владимир Жириновский танцевал с Верой Погодиной. Во всем этом был невроз и драйв, ощущение, что ты можешь попасть туда, куда кому-нибудь другому войти будет не так-то просто. В начале 1990-х никто не знал слова “гламур”, но “Риджина” воспринималась именно как гламурное место в современном значении этого слова. Но после ухода Кулика (В 1994 Кулик был уволен — “Артгид”) все сильно изменилось, галерея стала менее радикальной, более спокойной. Но в любом случае к середине 1990-х “Риджину” уже считали главной галереей Москвы, и когда в 1995 году она закрылась, многие восприняли это как катастрофу. Сотрудничавшие все эти годы с “Риджиной” художники бросились с Гельману, который хватался за голову: “Не могу же я выставлять всех!”».

Галерея в Трехпрудном переулке

Основана в 1991 году как экспериментальное пространство художественного сквота по адресу Трехпрудный переулок, дом 3/1, где жили и работали художники объединения «Товарищество “Искусство или смерть”» (Валерий Кошляков, Авдей Тер-Оганьян, Александр Сигутин и другие). Курировали галерею художники Авдей Тер-Оганьян и Константин Реунов. В галерее прошли такие акции, как «Милосердие» (Константин Реунов, Авдей Тер-Оганьян), «Море водки» (Павел Аксенов, Валерий Кошляков, Константин Реунов, Авдей Тер-Оганьян), «Вся Москва» (Александр Горматюк, Владимир Дубосарский, Авдей Тер-Оганьян) и так далее. Галерея прекратила свое существование в 1993 году.

Фотодокументация проекта Константина Реунова и Авдея Тер-Оганьяна «Милосердие» в галерее в Трехпрудном переулке. 5 сентября 1991 года
Георгий Литичевский: «Когда открылась галерея в Трехпрудном мы, то есть художники, работавшие в сквоте на Чистых прудах, восприняли ее как конкурента. Правда, сейчас я не могу настаивать на том, что деятельность сквота на Чистых послужила образцом для “трехпрудников”: мы были частью одной среды, и один из основателей “Трехпрудного” — Авдей Тер-Оганьян — в 1991 году поучаствовал в нескольких выставках нашей галереи “ЧП”. Но, в отличие от нас, “трехпрудники” поняли, что важно не только работать и как-то существовать вместе в формате сквота, но и предлагать публике какую-то программу, развлекать ее, причем развлекать с определенной регулярностью. И они этого достигли — каждый четверг в галерее в Трехпрудном переулке проводили либо выставку, либо перформанс, либо перформанс и выставку, и это было очень посещаемое место».

Галерея «Школа»

Основана в 1991 году Ириной Пигановой (Меглинской), располагалась в здании Центра современного искусства на Якиманке. В разные годы с галереей сотрудничали Николай Бахарев, Алексей Беляев-Гинтовт, Владислав Ефимов, Владимир Куприянов, Кирилл Преображенский, Мария Серебрякова, Вадим Фишкин, Борис Юхананов и другие. Галерея прекратила свое существование в 1995 году.

Вид экспозиции инсталляции Алексея Беляева-Гинтовта и Кирилла Преображенского «Лаборатория мерзлоты» в галерее «Школа». Июнь 1991 года
Георгий Литичевский: «Эта галерея располагалась в чудесном дворике на Якиманке, куда все ходили в гости Ире Пигановой и ее мужу Илье. Илья Пиганов любил готовить и мог сделать на кухне что-то необыкновенное — курицу в молоке с фруктами, например. Галерея специализировалась на фотографии, но главное — там было очень душевно, и можно было зайти поужинать».


L Галерея

Начала деятельность в 1991 году в помещении открытого в 1986 году районного выставочного зала. В начале 1990-х с галереей сотрудничали Вадим Захаров, Игорь Макаревич и Елена Елагина, Константин Звездочетов, Александр Мареев, Дмитрий Пригов, Лев Рубинштейн, Виктор Пивоваров, Лариса Резун-Звездочетова, Виктор Скерсис, Владимир Сорокин, Андрей Филиппов, Алексей Шульгин, группа «Инспекция “Медицинская герменевтика”» (Сергей Ануфриев, Павел Пепперштейн, Владимир Федотов) и другие.

Фрагмент экспозиции выставки «Топография» (Вадим Захаров, Игорь Макаревич, Андрей Монастырский, Николай Панитков, Андрей Филиппов, Вера Хлебникова) в L Галерее. <br> 25 декабря 1991 — 25 января 1992 года
Георгий Литичевский: «Прекрасное, хотя и ужасно расположенное место, куда надо было долго добираться пешком от метро “Новослободская” (адрес галереи — Октябрьская улица, дом 26 — “Артгид”). Но ты шел и знал, что увидишь что-то хорошее. L Галерея не была коммерческой, это был районный выставочный зал, во главе которого в начале 1990-х встали две Лены, две русые девушки — Елена Романова и Елена Селина (Романова и Селина были кураторами, директором галереи была Любовь Сальникова — “Артгид”). В 1993 году Селина основала собственную галерею, поэтому я расскажу про Романову. Кураторы во всем мире считаю себя гиперхудожниками, а Лена Романова относилась к редкому типу куратора, который исходит из изначального значения слова “куратор”, происходящего от латинского “curare” — “заботиться”. Романова всегда считала куратора обслуживающим персоналом, для нее художник был всем! Но при такой позиции есть риск полностью подчиниться художнику и в какой-то момент перестать контролировать ситуацию. Но в целом за счет того, что одну, более мягкую Лену уравновешивала более жесткая другая Лена, у галереи все складывалось хорошо. L Галерея выставляла московских концептуалистов, медгерменевтов, Звездочетова и многих других. Как правило, это были безбюджетные выставки, которые делались на голом энтузиазме, но получалось всегда очень здорово».


Арт Медиа Центр «TV Галерея»

Основана 1991 Ниной Зарецкой и режиссером Сергеем Савушкиным как независимая видеостудии. В момент открытия располагалась в здании Центра современного искусства на Якиманке. В разные годы с галереей сотрудничали Светлана Баскова, Александр Бренер, Богдан Мамонов, Игорь Гурович, Игнат Данильцев, Владислав Ефимов, Алена Мартынова, Гия Ригвава, Арсен Савадов, Владимир Сальников, Георгий Сенченко, Леонид Тишков, Аристарх Чернышев, Сергей Шутов, группа АЕС (Татьяна Арзамасова, Лев Евзович, Евгений Святский) и другие. В настоящий момент галерея не функционирует.

Вид и фрагмент инсталляции Леонида Тишкова «Тварь» в Арт Медиа Центр «TV Галерея». Декабрь 1994 — январь 1995
Георгий Литичевский: «“TV Галерея” — это Нина Зарецкая, она — молодец, внедрила в сознание многих, что искусство может существовать не только в формате “холст-масло”, но и быть, например, видеопроекцией на экране».

Галерея «Айдан» и галерея «Якут»

Галерея «Айдан» основана в 1992 художницей Айдан Салаховой. В разные годы с галереей сотрудничали Гия Абрамишвили, Андрей Безукладников, Сергей Волков, Анатолий Журавлев, Олег Маслов и Виктор Кузнецов, Константин Латышев, Сергей Мироненко, Ольга Тобрелутс, Гор Чахал, Сергей Шутов и другие. Галерея прекратила свое существование в 2012 году.

Вид экспозиции выставки Дмитрия и Инны Топольских в галерее «Айдан». Март 1993 года
Галерея «Якут» основана в 1993 году художником Александром Якутом. В разные годы с галереей сотрудничали Владимир Дубосарский, Николай Козлов, Валерий Кошляков, Владислав Мамышев-Монро, Вера Хлебникова, группа «Четвертая высота» (Екатерина Каменева, Дина Ким, Галина Смирнская) и другие. В настоящий момент галерея не функционирует.

Вид экспозиции выставки Николая Козлова «Ferrum, или с Рождеством Христовым» в галерее «Якут».<br> 6 января — 28 февраля 1994
Георгий Литичевский: «Я не могу сказать, что “Первая галерея” (1988–1992) закрылась, скорее, она раздвоилась. Один из трех основателей “Первой” — Евгений Митта — надолго перестал заниматься галерейной деятельностью, а двое из оставшихся (Айдан Салахова и Александр Якут — “Артгид”) открыли по собственной галерее — “Айдан” и “Якут”. Айдан поселилась в своей великолепной башне (башне сталинской многоэтажки на Новопесчаной площади — “Артгид”), а Якут — в центре, на Садовом кольце в каком-то подвале. “Айдан” выглядела клубом для своих: не каждый знал, как найти эту башню, как попасть в подъезд. А к Якуту мог войти любой человек с улицы. При этом программы галерей Якута и Айдан были схожи, ведь они изначально были единомышленниками, а расхождения между ними, как правило, заключались в каких-то мало очевидных для постороннего глаза нюансах. Их общий подход к искусству в свое время был сформулирован Виктором Мизиано как “новая красота” или “новое красивое”. Эстетические предпочтения Айдан и Саши немного рифмовались с предпочтениями художников питерской “Новой Академии”. Но все же московские поклонники классики золотого сечения предложили новое прочтение старых схем — классическую красоту в эпоху полароида и рейв-вечеринок, тогда как для художников круга Тимура Новикова была более актуальна имитация. Айдан унаследовала от “Первой” большую часть художников, к ней отошли повзрослевшие “Чемпионы мира”, Борис Матросов и кто-то еще. Якуту, напротив, больше нравилось открывать новые таланты, он начала сотрудничать с Владимиром Дубосарским, Валерием Кошляковым, Алексеем Беляевым-Гинтовом и другими. В стратегии галерей “Айдан” и “Якут” был еще один важный момент — они обе были настроены на эксклюзивное сотрудничество: если уж художник решил работать с одной из двух галерей, он не должен был делать выставки в других. Это было необычно для тогдашней Москвы, в которой считалось, что художников меньше, чем институций, и потому они чувствовали себя свободно и выставлялись, где хотели и когда хотели».

Галерея «Файн Арт»

Основана в 1992 году. Учредителем галереи является Марина Образцова (занимает пост директора), куратором — Ирина Филатова. В разные годы с галереей сотрудничали Лаврентий Бруни, Владимир Дубосарский и Александр Виноградов, Игорь Вулох, Эдуард Гороховский, Борис Марковников, Лариса Резун-Звездочетова, Игорь Снегур, Владимир Трямкин, Сергей Шаблавин и другие.

Александр Виноградов, Владимир Дубосарский. Миллион алых роз. 1995. Холст, масло. Коллекция Ольги Слуцкер. Впервые работа была показана в сентябре 1995 года на выставке «Художник в его модель» в галерее «Файн Арт».<br> Фото: Наташа Польская
Георгий Литичевский: «Нельзя недооценивать вклад этой галереи в художественный процесс 1990-х. В конце концов “Файн Арт” была первой галереей, начавшей серьезно работать с дуэтом Дубосарский—Виноградов. В начале 1990-х Володя Дубосарский был сам по себе, а Саша Виноградов сам по себе. Дубосарского, например, показывал в паре с Кошляковым Якут — Володя выставил осколки найденных сталинских скульптур, которые отлично сочетались с живописью Валеры. Но потом так случилось, что Дубосарский и Виноградов, которые вроде бы учились вместе в Суриковском институте (Московский государственный академический художественный институт имени В. И. Сурикова — “Артгид”), вдруг нашли друг друга как соавторы. Мне кажется, это произошло во время программы семинаров, которые в начале 1990-х организовал Виктор Мизиано в Центре современного искусства на Якиманке. Витя пригласил художников побыть преподавателями, почитать лекции другим художником. Помню курс Пригова, курс Ларисы Звездочетовой, которая посвятила его теме красоты в искусстве. На лекции Ларисы записались Дубосарский с Виноградовым, прослушали их и сделали что-то вроде дипломной работы. Именно эту вещь можно считать их первым совместным произведением. У Дубосарского был свой стиль, который напоминал постконцептулисткий стиль Бориса Матросова — графику в живописи, — Виноградов занимался такой постсемидесятнической декадентской живописью, но объединившись, они сделали нечто совершенно другое. В качестве основы они использовали типично приговский материал — газеты, поверх которых нарисовали портреты Пригова и скульптора Бориса Орлова, причем нарисовали в манере советского реализма, которому учили в Суриковском институте. На мой взгляд, это было и остается их лучшим произведением. Но было непонятно, одноразовое ли это сотрудничество или начало чего-то нового. Я понял, что это начало именно большого совместного проекта, когда увидел в галерее “Файн Арт” еще одну совместную работу Дубосарского—Виноградова — “Миллион алых роз”».

Галерея «1.0»

Основана в 1992 году историком искусства Владимиром Левашовым, располагалась в здании Центра современного искусства на Якиманке. В разные годы с галереей сотрудничали Юрий Альберт, Сергей Ануфриев, Александр Гнилицкий, Юрий Лейдерман, Александр Ройтбурд, Ольга Чернышева и другие. Галерея прекратила свое существование в 1995 году.

Вид экспозиции выставки «Приватные занятия» (Юрий Альберт, Сергей Ануфриев, Дмитрий Гутов, Владислав Ефимов, Елена Елагина и другие) в галерее «1.0». Май 1991 года
Георгий Литичевский: «Стиль галереи “1.0” можно определить как “игра в бисер”. Директор галереи Владимир Левашов сам по себе, а также как искусствовед и куратор представляет из себя персонажа Германа Гессе. Этим все сказано».

XL Галерея

Основана в 1993 году историком искусства Еленой Селиной и историком философии Сергеем Хрипуном. В разные годы с галереей сотрудничали Никита Алексеев, Алексей Беляев-Гинтовт, Александр Бренер, Сергей Волков, Константин Звездочетов, Олег Кулик, Владимир Куприянов, Татьяна Либерман, Игорь Макаревич и Елена Елагина, Владислав Мамышев-Монро, Борис Михайлов, Игорь Мухин, Андрей Монастырский, Ирина Нахова, Тимур Новиков, Анатолий Осмоловский, Дмитрий Пригов, Владимир Фридкес, группа AES (Татьяна Арзамасова, Лев Евзович, Евгений Святский) и другие. В 1990-е в галерее показали свои проекты критик Сергей Епихин, историк искусства Даян Ньюмайер и журналист Геннадий Устиян.

Художник Константин Звездочетов на собственной выставке «Эротика разрушает сознание» в туалете XL Галереи. 29 мая — 15 июня 1997 года
Георгий Литичевский: «Чем XL Галерея кардинально отличалась от L Галереи? Тем, что L была прекрасным проектом, который сыграл свою важную роль, но в какой-то момент подошел к своему логическому завершению. Может быть, так случилось потому, что за это вальяжное место в принципе никто не нес ответственности. А XL была уже очень ответственным проектом и, к тому же, проектом очень персонально окрашенным. В 1993 году, когда возникла XL Галерея, уже существовало ощущение какой-то сцены и сформировавшейся среды, куда входили “Айдан”, “Риджина” и галерея Гельмана, с одной стороны, и Центр современного искусства на Якиманке со всем комплексом тамошних галерей — с другой. Казалось, куда больше, но тут появилась новая галерея. Основательница XL Лена Селина сама себя называла “галереей художественных идей”. Когда я услышал это словосочетание, то подумал: “Интересно, что это значит, мы же, в конце концов, все занимаемся не чисто пластическим искусством”. Но когда я отправился к Селиной с проектом, причем специально придумывал под формат площадки что-то хитро закрученное, Лена в ответ сказала мне: “Это слишком заумно, сделай что-нибудь в своем духе, оттянись”. Тут я подумал: “Ничего себе «галерея идей», которая предлагает мне сделать не столько что-то идейное, сколько что-то эдакое, психологическое”. В России, да и во всем мире любая культурная инициатива довольно быстро превращается в официоз, но у XL изначально был задорный дух, который многие годы служил лекарством от того, чтобы быстро и бесповоротно забронзоветь. У “Риджины”, галерее Гельмана и “Айдан” уже через несколько лет работы выработался пафос старослужащих и ощущение себя как истеблишмента. А у XL Галереи сложился имидж серьезной, ответственной, но при этом контр-истеблишментной галереи. Хотя, если честно, XL давно уже часть истеблишмента, но даже внутри него продолжает играть роль молодежной, чуть-чуть неправильной галереи».

Галерея Spider&Mouse

Основана в 1994 художницей Мариной Перчихиной (Mouse) и скульптором Игорем Иогансоном (Spider). В разные годы с галереей сотрудничали Константин Звездочетов, Георгий Литичевский, Анна Альчук, Игорь Данилов, Леонид Тишков, Группа «ТОТАРТ» (Наталья Абалакова и Анатолий Жигалов), Игорь Макаревич и другие.

Документация акции Александра Шабурова на выставке «Березовский концептуалист» в галерее Spider&Mouse. <br>7 ноября 1998 годаГеоргий Литичевский: «Галерея-маргинал, галерея-фрик, но я сам фрик и могу сказать, что фрики нужны. С той же уверенностью, я могу назвать Spider&Mouse своей галерей, ведь я сделал в ней две выставки — персональную и проект в сотрудничестве с Константином Звездочетовым. Эта галерея и в 1990-е, и потом, в 2000-е, была пристанищем и убежищем для неприкаянных художников. Гением этого места была Марина Перчихина, но нельзя не отдать должное ее другу и партнеру Игорю Иогансону, а также активности Коли Палажченко, который в 1990-е играл в галерее не последнюю роль. Марина была носителем хиппистского сознания, а сама галерея была, по сути, галереей старых хиппи. При этом Палажченко был панком. Понятно, какую атмосферу создавал этот союз. Первой реакцией впервые попавшего в Spider&Mouse посетителя было зайти, выйти и больше в это место не возвращаться, но если что-то приводило тебя в галерею во второй раз, ты начинал понимать и ценить это место. Мир так устроен, что все, что мы любим, может погибнуть, сгореть в любую минуту, но жизнь сохранится, причем сохранится именно в таких странных местах, как галерея Spider&Mouse».

Галерея Obscuri Viri

Основана в 1993 году Николаем Шептулиным. В разные годы с галереей сотрудничали Анна Альчук, Вадим Захаров, Георгий Кизевальтер, Юлия Кисина, Марина Колдобская, Мария Константинова, Георгий Литичевский, Игорь Макаревич и Елена Елагина, Аркадий Насонов, Ирина Нахова, Павел Пепперштейн, Виктор Пивоваров, Андрей Соболев, Вера Хлебникова, Сабина Хэнсген, и другие. Галерея прекратила свое существование в 2001 году.

Рисунки Владимира Сорокина и Павла Пепперштейна из проекта «Победа и поражение» (Никита Алексеев, Алексей Беляев-Гинтовт, Константин Звездочетов, Валерий Кошляков, Георгий Литичевский, Игорь Макаревич, Владимир Могилевский, Аркадий Насонов, Павел Пепперштейн, Владимир Сальников, Андрей Соболев, Владимир Сорокин) <br> в галерее Obscuri Viri. Май 1994 года
Георгий Литичевский: «Галерея “интерпретационного искусства” (хотя я определил бы стиль галереи как психоделический квазиконцептуализм) Obscuri Viri находилась в очень странном месте — на Полежаевской, в дебрях спального района, где издатель журнала “Место печати” и энтузиаст выставочного дела Коля Шептулин умудрился взять в аренду второй этаж детского сада. В 1994 году у меня в этой галерее была персональная выставка “Музы, грации и другие”, а чуть позже Шептулин пригласил меня участвовать в групповом проекте “Победа и поражение”. Шептулин позвал 12 художников, каждому из которых дал задание оформить одну страницу календаря, причем было еще одно условие — рисовать только девушек, но так, чтобы было понятно, что они служат в войсках СС. Мне достался апрель. Я нарисовал мертвую эсэсовку, лежащую в цветущих нарциссах на берегу реки. По моим понятиям, получилось довольно симпатично, хоть и по-декадентски. Но Лариса Звездочетова не удержалась и упрекнула меня в нарушении анатомии. Потом у Obscuri Viri было помещение на Петровке, в здании РОСИЗО. Шикарное».
Комментарии

Читайте также


Rambler's Top100