Мурал или пропал: словарь стрит-арта

В декабре 2017 года Институт исследования стрит-арта организовал симпозиум «Тезаурус», чтобы прояснить терминологию, связанную с уличным искусством. В обсуждении приняли участие художники, кураторы и исследователи, среди которых – Игорь Поносов и Дмитрий Аске, Сабина Чагина, Константин Богданов, Станислав Скворцов и Константин Ставров, а также Антон Польский, Альбина Мотор и Михаил Астахов. Специально для «Артгида» модераторы симпозиума Дмитрий Пиликин и Мария Удовыдченко подвели итоги шестичасовой дискуссии и постарались зафиксировать актуальный глоссарий уличного искусства.

Группа «Зачем». Зачем. Лондон. 2015. Источник: mrebot.com

Почему мы это делаем

Уличное искусство как феномен вышло за рамки замкнутого комьюнити и было опознано как самостоятельная практика современного искусства, значит, требует искусствоведческого осмысления.

Для чего мы это делаем

Весной 2017 года Институт исследования стрит-арта провел цикл встреч, посвященных спорным вопросам сообщества. Каждая из этих дискуссий сопровождалась непростым диалогом о трактовке базовых терминов, с помощью которых мы определяем уличное искусство. Так возникло общее понимание, что нам необходимо договориться о значении основных явлений уличного искусства. Иначе это сделают за нас.

Чего мы хотим

Мы провели большую предварительную работу — опросили как художников, работающих на улице, так и искусствоведов. На основе этих данных и был сформирован круг вопросов для симпозиума. На финальной сессии мы собрали экспертов, прекрасно понимая, что они представляют лишь часть сообщества, и «за бортом» осталось множество специалистов, каждый из которых имеет собственное аргументированное мнение. Однако наша задача не состоит в символическом «захвате власти», потому что нет и не может быть никакого «финального решения». Скорее это попытка определить характерные черты явления и обозначить спорные точки. Результат дискуссии предлагает некоторые важные позиции, которые были нащупаны в процессе диалога. В критическом споре с этими позициями любой участник может предложить собственную версию насыщения термина, подтвердив ее аргументами.

 Кирилл Кто. Все равно. 2010–2014. Фанера, акрил. Источник: XL Галерея

Граффити

Само понятие graffiti возникло в исторической науке еще до осознания уличного искусства как самостоятельного культурного феномена. Оно относится к любым текстовым или графическим изображениям — от наскальной живописи до надписей, сделанных римлянами и викингами. В исторической науке разделяют понятия graffiti, то есть изображения, сделанные в технике процарапывания поверхности (от итальянского глагола graffiare — «царапать»), и dipinti — надписи, нанесенные краской. Эти примеры нередко называют протограффити. Стилистически между ними действительно можно выстроить визуальные параллели с сегодняшним уличным искусством, но надо четко понимать, что «граффити» в современном значении слова — это продукт урбанистической культуры (Urban Culture), осознание феномена которой произошло только в 1960-е годы.

Мы ведем отсчет нового прочтения термина «граффити» от явления, возникшего в Америке в 1960-е, а именно от теггинга (tagging) и рисования с помощью аэрозольного баллончика с краской (spraying). В таком случае правильно произносить слово «граффити» следует с ударением на второй слог — «граффИти». В бытовой речевой практике используются оба варианта, однако мы предлагаем избрать именно этот как «профессиональный» по аналогии со словом «кОмпас» (общеупотребительное) и «компАс» (профессиональное).

Граффити на сегодняшний день — это глобальная молодежная субкультура, а также способ коммуникации внутри сообщества, цель которой — тиражирование своего имени или названия команды, маркирование урбанистического пространства и утверждение своего присутствия.

Художник или граффити-райтер (от англ. write — «писать») не ограничен в выборе инструментов. Он может использовать весь имеющийся в его распоряжении или еще неизвестный технический материал (краска, аэрозольный баллончик, маркер и др).

Понятие «граффити» в английском языке передается целым спектром определений (nick name style writing, spray art, graffiti art), что демонстрирует расширение значений термина путем концентрации внимания на отдельных его ипостасях.

На сегодняшний день нет никакой жесткой установки в отношении использования языка, на котором делаются граффити: в российском пространстве художник волен использовать как латиницу, так и кириллицу. Или любой другой язык, который ему нравится.

В современной практике также существует термин post graffiti, который рассматривает базовое понятие через призму эстетики 1960-1970-х — в ее развитии и понимании в современности. При этом, если классический граффити-теггинг обращен к внутренней субкультуре, то post graffiti — это система знаков, открытая широкому зрителю.

Игорь Поносов. Двойная игра. Прага, 2017. Фото: Mathieu Tremblin. Предоставлено художником

Уличное искусство / Стрит-арт

Эксперты сошлись на том, что понятия «уличное искусство» и «стрит-арт» дублируют друг друга, но все же существуют разночтения.

«Стрит-арт» как широко распространенное в прессе понятие включает в себя все виды активности на улице, производимые «художником». Из-за такого формального использования для многих специалистов этот термин был дискредитирован, и теперь они стараются его не употреблять.

Понятие «уличное искусство» шире и включает в себя любые формы уличной активности — в том числе политический активизм, коммерческую рекламу и народный ЖЭК-арт. Таким образом, оно соединяет все возникающие дополнительные элементы, связанные с основным значением.

С точки зрения художника, «уличное искусство» — это художественная практика, включающая в себя различные формы творческой активности в городском и общественном пространстве (граффити, стрит-арт, городские интервенции и пр.). Основные ее черты: нелегальность производства, яркий социально-критический посыл и партизанинг (популяризация идеи свободного высказывания или действия, направленного на переосмысление и перестройку городской среды и общества в целом), а также низовые гражданские инициативы с максимально широким спектром используемых изобразительных и медийных средств.

Эксперты отметили, что в западных источниках также используется термин Urban Art, но в России он практически не употребляется — разве что как название различных городских фестивалей, связанных с уличным искусством.

Также в рамках дискуссии эксперты обсудили термин «паблик-арт», который обычно употребляется в значении «искусство в общественном пространстве». Однако выяснилось, что для многих это понятие слишком тесно связано с местом и периодом его рождения — Америкой времен Великой депрессии, где искусство регулировалось муниципальными органами власти. Важно отметить, что в России большинство попыток сотрудничества художников с государством потерпели фиаско. Возможно, поэтому у экспертов возникло негативное отношение к этому термину.

Дмитрий Врубель и Виктория Тимофеева. Из акции Global Art Project. Лондон, 2011. Источник: Art Aktivist

Мурал / Монументальная живопись

Термин «мурал» нередко используется в России для обозначения крупных настенных росписей. Однако корнями он уходит в мексиканскую монументальную живопись 1920-1960-х. Поэтому экспертам показалось принципиально важным разделить понятия, касающиеся монументальных росписей и настенных изображений, сделанных в других техниках в городском пространстве.

Например, мозаики, рельефы и сграффито, созданные в советское время, все же следует отнести к монументальному искусству. Оно поддерживалось, сохранялось и реставрировалось за государственный счет наравне с городской скульптурой. Родовая черта таких изображений — стремление к долгосрочному существованию. Коренным отличием современных росписей является относительная краткосрочность их жизни, хотя некоторые живут довольно долго и даже реставрируются.

В результате эксперты пришли к выводу, что в сегодняшнем контексте некорректно использовать понятия «мурал» и «монументальная живопись», если мы говорим о больших плоскостных работах, созданных современными художниками на фасадах или брандмауэрах домов. Возможно, для таких произведений наиболее подходящим будет определение «настенная роспись». Она может быть создана как нелегально, так и при поддержке различных институций. Главное, что такая роспись всегда претендует на взаимодействие с архитектурной плоскостью здания. Так как настенные росписи существуют уже довольно давно, для них также существует понятие «неомурализм».

Вид экспозиции выставки Паши 183 «Наше дело подвиг» в Московском музее современного искусства. 2014. Источник: МОММА

Уличная волна / Урбан контемпорари

Термин «уличная волна» вызвал наибольшее количество споров. Под вопросом была сама возможность его включения в список базовых терминов, так как некоторые услышали о таком явлении в первый раз.

Под «уличной волной» подразумеваются художники, которые либо совмещают работу на улице с выставками в художественных галереях, либо окончательно переместились в институциональное пространство, но продолжают использовать наработки и эстетику уличного искусства (граффити, постграффити, настенные росписи и т. д.). Сам факт такой миграции до сих пор многими воспринимается неоднозначно. Однако нельзя отрицать, что эта практика распространена как в России, так и за рубежом. Эксперты отметили, что популярность этого термина связана с маркетинговой стратегией, позволяющей успешно коммерциализировать искусство художников «уличной волны». Кроме того, понятие имеет непосредственное отношение к самопозиционированию авторов этого круга.

Термин Urban contemporary, по мнению участников дискуссии, в российском публичном пространстве практически не используется.

 

Эксперты:

Игорь Поносов, художник, основатель и редактор онлайн-проекта «Партизанинг», автор книги «Искусство и Город» (Москва)
Дмитрий Аске, художник, основатель и редактор сайта Vltramarine.ru (Москва)
Сабина Чагина, куратор, основатель биеннале уличного искусства «Артмоссфера» (Москва)
Константин Богданов, филолог, фольклорист, историк культуры, ведущий научный сотрудник Института русской литературы РАН (Санкт-Петербург)
Станислав Скворцов, художник, редактор петербургского граффити журнала PetroGraff (Санкт-Петербург)
Константин Ставров, художник, куратор (Санкт-Петербург)
Антон Польский, художник, преподаватель урбанистики в РГГУ, редактор онлайн-проекта «Партизанинг» (Москва)
Альбина Мотор, продюсер и куратор программ искусства в городской среде, сооснователь Института исследования стрит-арта (Санкт-Петербург)
Михаил Астахов, историк, куратор, сооснователь Института исследования стрит-арта (Санкт-Петербург)

Модераторы:

Дмитрий Пиликин, куратор, историк искусства (Санкт-Петербург)
Мария Удовыдченко, куратор научно-исследовательских программ Института исследования стрит-арта (Санкт-Петербург)

Материал подготовлен Институтом исследования и развития стрит-арта

Комментарии

Читайте также


Rambler's Top100