От сюрреализма к сюрреализму

Одна из лучших выставок сезона — исследовательский проект Александры Селивановой и Нади Плунгян «Сюрреализм в стране большевиков» в галерее «На Шабловке» — продлен до 29 июля 2017 года. Кураторы, подвергнув ревизии довоенное советское искусство (и прежде всего многостороннее творчество обэриутов, но не только их!), обнаружили за его официозным фасадом параллельную жизнь, где было больше свободы и игры и которая была куда ближе к тому, что происходило в это же время в искусстве Европы. В одной из витрин выставки «Артгид» обнаружил небольшой фотоархив художницы Алисы Порет (ныне хранится в частной московской коллекции) и решил включиться в начатую ею и ее друзьями еще в середине 1930-х игру в ассоциации. К фотографиям костюмированных и маскарадных действ, разыгрывавшихся в квартире Порет, мы подобрали рифмы из работ европейских сюрреалистов. Небольшую историческую справку к архиву Порет составила проницательная Надя Плунгян.

Из фотоархива Алисы Порет, представленного на выставке «Сюрреализм в стране большевиков». Частное собрание. Courtesy галерея «На Шаболовке»

Несмотря на давление властей, художественная среда довоенного Ленинграда долго оставалась пространством эксперимента. Кружки и общества собирались на квартирах, между ними постоянно шел обмен информацией. Заглянуть в эти квартиры означало понять эпоху. Художницы «Мастерской аналитического искусства» Татьяна Глебова (1900–1985) и Алиса Порет (1902–1984) в 1927–1933 годах жили вместе в квартире Порет на Международном проспекте вместе с ее матерью и догом по имени Хокусавна. Среди постоянных гостей Порет и Глебовой были художники, архитекторы, поэты, писатели и музыканты разных поколений. Всего через несколько лет одни оказались на вершине, других выслали или расстреляли. Но тогда их объединяла домашняя театральная игра: «живые картины» (они называли их «фильмами») на исторические темы, в которых пары перемешивались, а гендерные роли ставились с ног на голову. Работа с инверсией и исторической дистанцией оборачивалась практикой самопознания, выявления в себе внутреннего Другого. Для одних участников это был разовый перформанс, для других — непрерывная традиция. На сохранившихся фотографиях — архитектор Юрий Щуко (1905–1960), автор послевоенного проекта Главного павильона ВСХВ — ВДНХ и создатель пропилеев московского Парка Горького; жена Натана Альтмана Ирина Щеголева (1906–1993); театральный художник, вхутемасовец Петр Снопков (1900–1942); живописец и график Павел Кондратьев (1902–1985); художник-керамист, график и театральный художник Рене О’Коннель-Михайловская (1891–1981); литератор и музыкант Ольга Лешкова (1883–1942), близкая футуристам и вместе с Михаилом Ле-Дантю входившая в группу основателей журнала «Бескровное убийство» (195–1916); драматический актер и физик Кирилл Струве (1906 — не ранее 1940); и, конечно, поэт Даниил Хармс (1905–1942). 

Container imageContainer imageContainer imageContainer imageContainer imageContainer imageContainer image

Публикации

События

Коммментарии

Читайте также


Rambler's Top100