Не прошло и двухсот лет

Благодаря упорному труду на благо всеобщего образования «Артгид» теперь имеет доступ к архивам не только прошлого, но и будущего. В архивах столетней будущности нам удалось найти небольшой репортаж об открытии нового здания Пермской государственной художественной галереи, написанный корреспондентом пекинской газеты «Жэньминь жибао» (орган печати Центрального комитета Коммунистической партии Китая, издается с 1948 года) Лю Юном и датированный 15 мая 2093 года. Поскольку проект Пермской галереи «Море возможностей» (кураторы Владимир Береснев и Марина Пугина) получил недавно государственную премию «Инновация-2017» в номинации «Региональный проект», материал об открытии нового здания выглядит как минимум долгожданным.

Товарищ клон художника Ай Вэйвэя (1957–2090) выразил свое восхищение тем, как в экспозиции Пермской художественной галереи представлена инсталляция «Круг животных / Головы Зодиака», взысканная Пермью в 2091 году в качестве репараций с Московских соединенных штатов. Фото: Лю Юн / Жэньминь жибао

Погода не подвела: Пермь, суровый край, расцвела этим майским днем. Уже давно в городе все большее число жителей, стараясь быть ближе к истокам, открывает и несет в массы татаро-монгольскую идентичность, поэтому гостей в аэропорту сажают на лошадей и гонят табуном в центр. Так поступили и с нами. Вижу, как московский коллега привычным прыжком седлает вороного — явно в Перми не впервые.

Дорога до реки занимает час с лишним. На набережной, перед входом в галерею, обустроена Аллея героев. Расставлены бюсты всех тех, кто старался, но так и не смог построить новое здание за почти 200 лет существования галереи. Суровый профиль швейцарца Петера Цумтора, напоминающий о римских центурионах, ироничный прищур Марата Гельмана, открытая улыбка Надежды Беляевой… Здесь можно увидеть и таких ударников социалистического художественного труда, как Тавризян, Бернаскони, Дьяконов, Шумович, Есимото, — всех, кто болел за галерею и пытался сдвинуть с мертвой точки многолетние планы по ее реконструкции. Увы, пермяки, опрошенные мной, помнят далеко не всех этих товарищей. Разве что имя Гельмана вызывает смешанные чувства у граждан постарше. Они вспоминают, что человеком, который организовал в Перми «культурную революцию», их пугали идеологически неграмотные родители и деды.

Спускаемся по стеклянному коридору на дно реки Камы, где теперь высится (или, вернее, низится) новое, абсолютно прозрачное здание Пермской художественной галереи. Округлое, похоже на хоккейную шайбу, высотой в 14 метров, — оно — настоящее воплощение великих идей в искусстве. Решение уйти под воду объясняют и практически: из-за пережитков капитализма земля в Перми по-прежнему находится в руках латифундистов, и эти эксплуататоры не намерены ей делиться; и поэтически: все-таки в воде (пусть и океанской, а не речной) впервые зародилась жизнь, а с нею — и искусство. На входе неоновой дугой гнутся две цитаты: «Мысль изреченная есть ложь» немецкого философа середины прошлого века Теодора Адорно и чуть ниже, но крупнее — «Искусство — последнее прибежище хромосомы!». Это знаменитые слова атамана Акопова (родители, кстати, 83 года назад нарекли его вовсе не в честь упомянутого выше мыслителя, а патриотично — в честь бриллианта земли Пермской — дирижера Теодора Курентзиса), нынешнего руководителя республиканского ополчения Перми, наконец-то нашедшего средства на крупную стройку. Методами, хоть и противоречащими идеям коммунизма, но, к сожалению, по-прежнему наиболее эффективными на территории до Урала и за ним, — грабежами и игрой на фондовых рынках — Акопов принес городу и краю процветание.

Приветливые дроиды последней модели мгновенно считывают профиль и несут мне диетическую «Колу» — буржуазный аналог любимого напитка моего боевого и идеологического товарища (он часто заказывает еду и напитки по моей мембране). Оглядываюсь по сторонам. В фирменных костюмах снуют дети и люди третьего возраста. Недоуменно вскидываю бровь, и Юлия, сотрудница галереи, встречающая прессу, объясняет: «Дети более всего восприимчивы к искусству, а старики — золотой запас терпения. Поэтому у нас им хорошо и вместе, и порознь».

После краткой речи нынешнего директора разбредаемся по залам. Экспозиция красива и качественна. Радостно видеть Архипова, наконец-то занявшего подобающую ему площадь. Но есть, конечно, и моменты спорные и напоминающие о капиталистическом прошлом. Так, галерея решила — якобы за недостатком места — вывести всю советскую скульптуру и часть древней, пермской, за пределы помещения и расставить по периметру здания, прямо в воде. В этом чувствуются отголоски буржуазной моды, которой без малого 80 лет. После того как британская экспедиция нашла в 2017 году груз фрегата XVIII века «Невероятный» и показала изумительную коллекцию обросших водорослями находок на прозападной по духу биеннале в Венеции, музеи мира наперебой кинулись слепо копировать эту идею и вымачивать в воде все — от скульптур до живых людей — так называемых перформеров. Музейщиков, конечно, можно понять: история искусства — это история патины разной фактурности; и в конкретном примере Пермской галереи ракушки и речной ил на плечах крестьянок и комсомолок можно расценивать как дорогие меховые накидки. Но зачем рабочему классу, главной силе социалистической революции и двигателю коммунизма, все эти мелкобуржуазные безделушки? Главное украшение крестьянки — лучистый взгляд и серп, а рабочего — чистый разум и молот.

Иное впечатление производит фигура Иисуса, также помещенная в воду. Он преисполнен силы не христианской и отчасти буржуазной, но все больше хтонической, а значит, близкой народу. Взгляд Иисуса по-прежнему задумчив, миролюбив и устремлен в светлое будущее, словно у Великого кормчего.

Отдельно стоит сказать, что освещение в воде включили специально для прессы — в будущем посетителям будут выдавать специальные фонарики, так что такого эффекта может и не быть.

Подводя итог, могу сказать, что побывать в Пермской галерее все-таки безусловная удача! Этой институции уже давно уготовано центральное место в культурной жизни территорий до Урала и за ним. Особенно после того, как коллекции санкт-петербургского Эрмитажа были изрядно попорчены очередным наводнением (живопись плохо смотрится в воде), а по музеям Урала неизвестные дроны нанесли ряд точечных атак. Кстати, ходят слухи, что за атаками стоит республиканская армия Перми, но это, конечно же, клевета идеологически неграмотных маргинальных элементов.

В оформлении материала использована фотография Ай Вэйвэя перед его инсталляцией «Круг животных / Головы Зодиака» на выставке в Коллекции азиатского искусства Кроу, Даллас. 2014. Courtesy Crow Collection of Asian Art; также в оформлении материала использован фрагмент плаката «Философия — грозное оружие в руках народных масс» (1971). Сourtesy IISH / Stefan R. Landsberger Collections via ChinesePosters.Net

 

Коммментарии

Читайте также


Rambler's Top100