Катя Новичкова: «Я верю интуиции больше, чем строго умозрительным выводам»

Эстонию на 57-й биеннале современного искусства в Венеции представляет молодая, но уже весьма известная художница из Таллина Катя Новичкова с проектом «Если бы вы только могли своими глазами увидеть то, что видел я». Новичкова, которую критики относят к поколению искусства постинтернета, в своих масштабных инсталляциях пытается осмыслить, как человечество создало современный глобализированный и оцифрованный мир и как сегодня этот мир, в свою очередь, формирует человеческое существование. Блогер Джин Макхью поговорила с Новичковой о постинтернете, эволюции и животных с «выразительной мордой».

Катя Новичкова. Фото: Lutz Leitmann. Источник: namjunepaikaward.org

Джин Макхью: Несколько лет назад ты пригласила меня участвовать в проекте «Руководство по выживанию в эпоху постинтернета», антологии текстов и произведений искусства, где рассматриваются новые взгляды на культуру, возникшие с приходом интернета. Есть ли какие-то важные идеи по поводу взаимосвязи интернет-технологий и культуры, в которых до сих пор не удалось разобраться?

Катя Новичкова: Одна только необъятность интернета уже дает возможность пересмотреть наше понимание культуры и искусства. Работа над «Руководством» позволила мне увидеть все человечество в эволюционной и материалистической перспективе. Мне кажется, мы недостаточно анализируем связь интернета и технологий с экологией. Интернет существует благодаря тому, что он привлекает миллионы людей. Это социальная среда, переполненная образами. Образы, изображения в интернете — ловушки для внимания, и они вполне материальны, как и само человеческое внимание. Все борются за это внимание, за социальный статус, и эта борьба — своего рода двигатель промышленности, влияющий на всю жизнь на нашей планете.

Катя Новичкова. Если бы вы только могли своими глазами увидеть то, что видел я. 2017. Фрагмент инсталляции. Цифровая печать на дибонде, контурная резка; пластик, сталь, алюминий. Единственный экземпляр. Источник: curamagazine.com

Д.М.: Твои инсталляции на первый взгляд кажутся очень забавными, поп-артистскими: милые зверушки, сексуальные тела, веселые картинки. Они мне напоминают жизнерадостность и изобилие Джеффа Кунса. Однако за этим поп-фасадом скрываются довольно мрачные размышления на глобальные темы. Как ты пришла к таким темам, как эволюция и культура?

К.Н.: Я изучала семиотику культуры в Университете Тарту, графический дизайн и теорию новых медиа и долго пыталась найти правильный подход к визуальной культуре человечества. Так, уже упомянутое «Руководство» было своеобразным способом понять, как создается искусство, как возникают те или иные тенденции в эпоху цифровых технологий и что значит быть человеком в XXI веке. Постепенно я поняла, что влияющие на меня теории медиа и искусства не описывают текущих процессов — нужен другой тип анализа. Огромное количество визуальных артефактов в интернете, их отбор, основанный на популярности, рождение и смерть разнообразных тенденций и форматов — все это свидетельствовало о необходимости эволюционистского подхода. Чтобы понимать современную визуальную культуру, необходимо понимать и ее материальную инфраструктуру (от добычи полезных ископаемых до создания чипов на кремниевой основе и дата-центров), которую мы, люди, создали, а также те причины, которые стоят за этим. А они в конечном счете связаны с морфогенезом наших тел и социальных структур нашего общества.

Катя Новичкова. Паттерн пробуждения. 2014. Цифровая печать на дибонде, контурная резка; пластик, сталь, алюминий. Единственный экземпляр. Courtesy Kraupa-Tuskany Zeidler, Берлин. Фото: Andrea Rossetti

Д.М.: В одном из своих текстов ты написала: «Я использую определенные “привлекательные” форматы и собираю их вместе так, что они выявляют нашу эволюцию». Как ты это делаешь?

К.Н.: В серии скульптур-контуров «Аппроксимации» я беру найденные в интернете изображения животных и печатаю их на дибонде — материале на основе алюминия, который обычно используют в наружной рекламе. Изображения животных, особенно с «говорящим» взглядом или выразительной мордой, всегда вызывают у зрителей эмоциональную реакцию — неважно, искусство это или нет. По-моему, эта серия — не только сами работы, но и пробуждаемые ими зрительские реакции: кто-то улыбается, кто-то долго изучает и рассматривает, кто-то делает фотографии на смартфон или позирует на фоне этих фигур, как охотник с трофеем, — разные модели поведения.

Д.М.: Насколько важно для тебя изучение культуры с точки зрения этого «эволюционистского» подхода?

К.Н.: У человека есть глаза и мозг — его сознание и зрение неразрывны. Мы эволюционировали так, что имеем возможность распознавать образы. Вообще-то «распознавание образов» — это термин из области искусственного интеллекта, основанный на статистическом анализе данных. Но если с той же точки зрения посмотреть на историю искусства и эстетику, то можно узнать много нового. Современные вычислительные средства способны упорядочить хаос, который творится в генетике, истории, искусстве, моде и других областях. Но это не означает, что мы полностью оказываемся в плену цифровых данных. Наоборот: самая продвинутая форма распознавания образов — это интуиция, и я обычно полностью ей доверяю. В процессе работы я всегда верю интуиции больше, чем строго умозрительным выводам.

Впервые интервью опубликовано в GARAGE Russia, № 4. «Артгид» благодарит редакцию журнала за помощь в подготовке материала.

 

Публикации

События

Коммментарии

Читайте также


Rambler's Top100