Лукреция Калабро Висконти: «Куратор всегда должен помнить о насилии, которое присутствует в его работе»

Летом 2018 года 27-летняя Лукреция Калабро Висконти — независимый куратор и сооснователь некоммерческого исследовательского проекта CLOG из Италии — представит свое видение основного проекта Московской международной биеннале молодого искусства. Для биеннале она предложила тему «Абракадабра» (Abracadabra). «Артгид» поговорил с Висконти о ее работе с Маурицио Каттеланом, профессии куратора, русском искусстве и — внезапно! — о Дмитрии Венкове.

Лукреция Калабро Висконти. Фото: Николай Зверков

Татьяна Сохарева: Вы находитесь в начале своей кураторской карьеры и позиционируете себя как независимого куратора, но если бы вам сделала предложение какая-нибудь крупная институция, вы бы его приняли?

Лукреция Калабро Висконти: Думаю, если ли бы меня позвали в какой-нибудь серьезный музей, я бы согласилась, но только на проектную работу, в рамках которой у меня была бы свобода выражать свою позицию и самостоятельно определять для себя задачи. Потому что качество проектов, которые делают крупные институции, слишком сильно взаимосвязано с условиями, созданными для куратора. Независимое кураторство мне нравится, потому что эта деятельность предполагает постоянный поиск компромиссов и более внимательное отношение к тем, с кем ты работаешь.

Т.С.: Что дает куратору независимость? Где молодому человеку сегодня лучше строить карьеру — в рамках институций или вне их?

Л. К. В.: Выбор в пользу независимости не во всех случаях оказывается правильным. Путь независимого куратора часто связан с неизвестностью, он менее безопасен с точки зрения карьеры, но я бы все равно рекомендовала именно его — в любой самостоятельной деятельности, не только в кураторстве. К тому же, даже если ты работаешь в какой-нибудь огромной институции, которая не предоставляет тебе свободу, всегда можно параллельно заниматься автономными проектами и, в целом, думать своей головой.

Т.С.: Фигура куратора сегодня часто подвергается критике как патерналистская и претендующая на чрезмерную власть. Должна ли профессия меняться в будущем?

Л. К. В.: Да, действительно, куратора то и дело пытаются устранить, многие не понимают, чем он вообще занимается и чего хочет. Но я думаю, что это правильно. К профессии нужно относиться с долей сомнения. Тем более, что роли в искусстве в наше время крайне размыты. Сегодня большая часть крупных международных проектов курируется художниками. Хотя, по идее, речь должна идти об альянсе куратора и художника, работающих над одним проектом. Но, я считаю, что куратор всегда должен напоминать себе о насилии, которое присутствует в его работе, и о желаниях художника, который, скорее всего, не выбирал его в кураторы. Стартовый капитал, с которым куратор приходит в проект, на самом деле очень скромен.

Т.С.: Расскажите, пожалуйста, о своем проекте CLOG.

Л. К. В.: CLOG — это независимое пространство с акцентом на современное искусство, разные эксперименты и образовательные проекты, которое мы с товарищами открыли в Турине. Там довольно интересная художественная среда — много интернациональных и местных музейных инициатив, но по-настоящему независимых проектов кот наплакал. Поэтому мы решили создать такое пространство эксперимента, пространство дискуссии, пространство свободы, которое не зависит ни от какого финансирования.

Т.С.: Какие еще свои проекты вы могли бы выделить?

Л. К. В.: Это сложно, потому что CLOG, конечно, был самым важным. Это был долгосрочный проект, который, можно сказать, стал нашим домом.

Т.С.: Вы много сотрудничали с Маурицио Каттеланом в качестве ассистента и координатора его выставочных проектов и в рамках его издания Toiletpaper. Чему вы у него научились?

Л. К. В.: Думаю, никогда не отключать голову, в первую очередь, и быть вежливым со всеми. Никогда не забывать говорить «спасибо». Быть профессиональным. Быть пунктуальным и милым с людьми, с которыми приходится работать.

Т.С.: Откуда вы узнали о биеннале молодого искусства?

Л. К. В.: На самом деле это произошло всего лишь в прошлом году, когда основной проект делал Надим Самман. Меня очень заинтересовал этот проект и город, в котором появилась такая биеннале.

Т.С.: Каких русских художников вы знаете? За кем следите?

Л. К. В.: Мои знания начинаются с истории русского авангарда: супрематизма и конструктивизма — двух направлений, которые состояли в конфронтации и в диалоге одновременно. Они очень сильно повлияли на все мировое искусство. Мне очень нравится Эль Лисицкий, например, но это всё классика. Из современных художников я бы выделила практики, которыми занимается группа «Что делать», и Дмитрия Венкова — у него очень умный подход к искусству, по-моему. 

Коммментарии

Читайте также


Rambler's Top100