«Винзаводу» — десять!

Ростан Тавасиев. К авторитаризму. 2013. Смешанная техника. Фото: Екатерина Алленова / «Артгид»

В юбилейный, десятый, год жизни Центра современного искусства «ВИНЗАВОД», открывшего двери в 2007-м, «Артгид» разбирается, чем был и чем стал главный московский арт-кластер.

Заявка


Популярность «Винзавода» обусловлена тем, что нам удалось совершить мощный рывок. По сути, это был первый случай, когда широкий зритель показал, что, да, ему интересно современное искусство.
Николай Палажченко, первый арт-директор ЦСИ «ВИНЗАВОД»

 

«Винзавод» с самого начала мыслился как открытая площадка, пространство диалога и кооперации в рамках современного искусства, которое — как это теперь преподносит руководство ЦСИ — впервые пошло навстречу аудитории, прежде им не интересовавшейся. «Винзавод» сам себе отвел роль агрегатора, создающего максимально удобные условия для развития частных галерей при отсутствии внутренней иерархии. Более того, в 2007 году Софья Троценко, возглавлявшая «Винзавод», признавалась, что рассматривает ЦСИ исключительно как «объект недвижимости». Однако впоследствии желание руководства обрести институциональный статус и превратить площадку в субъект культурного производства пересилило стремление создавать инфраструктуру и фундамент для открытого сотрудничества между разными участниками художественного процесса. 

Кира Борисова и Витя Ерошенко. Русский рейв. 2016. Инсталляция, видео, бегущие строки, звук, пленка, дым-машина. Фрагмент экспозиции выставки «Свежая кровь», прошедшей на «Винзаводе» в рамках параллельной программы V Московской международной биеннале молодого искусства. Фото: © Григорий Мелекесцев

Аудитория

«Нужно понимать, что это была custom made-история, разработанная с учетом тогдашнего потенциала Москвы. Мы подробно анализировали, сколько существует галерей, какой бизнес можно привлечь, кому все это будет интересно. И надо сказать, с аудиторией мы ошиблись в меньшую сторону.
Николай Палажченко, первый арт-директор ЦСИ «ВИНЗАВОД»

 

В контексте истории «Винзавода» вполне уместно говорить об изобретении аудитории, одинаково заинтересованной как в выставках, организованных галереями, так и в событиях, происходящих в рамках городских фестивалей или маркетинговых ивентов соседних бутиков. «Винзавод» породил зрителя-потребителя, воспринимающего искусство как фордистскую фабрику по производству контента. Проблема лишь в том, что, не будучи институцией, способной контент генерировать, ЦСИ переложил эту функцию на плечи арендаторов, сделавшись надсмотрщиком. В результате коммерческие галереи вынужденно переквалифицировались в выставочные залы, поставленные перед необходимостью проводить утвержденное количество событий в год и отчитываться перед начальством.

Проект оформления пространства Центра современного искусства «ВИНЗАВОД». 2006. Архитекторы А. Бродский, Я. Ковальчук, А. Бутенко, П. Донн, Д. Парамонова. Courtesy Bureau Alexander Brodsky

Формат

Мы хотели поменять культурную ситуацию. Да, прошла 1-я Московская биеннале современного искусства, активно работали галереи, еще была ярмарка «Арт-Москва», но не было центральной объединяющей площадки для современного искусства. И мы ее создали.
Софья Троценко, основатель ЦСИ «ВИНЗАВОД»


Если говорить о практике демонстрации искусства на территориях, которые прежде для этого не предназначались, то здесь «Винзавод» сложно назвать первооткрывателем. Об изобретении формата и новом взгляде на арт-рынок, конечно, речь не шла. С начала нулевых арт-кластеры, уже поселившиеся в промзонах по всему миру, постепенно подбирались к Москве. На месте гаражей кондитерской фабрики «Красный Октябрь» с 2004 года существовала «АРТСтрелка». Прообразом новой площадки также служил легендарный Центр современного искусства на Якиманке — первый в России опыт «кустарного» объединения частных инициатив, приютивший в 1990-е Галерею Марата Гельмана, «TV-галерею» и ряд других проектов. При этом первое время «Винзавод» действительно успешно исполнял роль агрегатора, обеспечивающего физическую встречу современного искусства с новой аудиторией, и очень быстро сделался местом, способным вобрать в себя любые инициативы и переплавить их в готовую к потреблению культуру.

ЦСИ «ВИНЗАВОД». 2016. Фото: ЦСИ «ВИНЗАВОД»

Культовый статус

Для меня важным показателем успешности проекта стали таксисты: где-то через полгода после открытия «Винзавода» они все знали, что это и где находится.
Николай Палажченко, первый арт-директор ЦСИ «ВИНЗАВОД»


Культовая стоимость «Винзавода» складывалась из умения его руководства улавливать и встраиваться в существующие тренды и работать с потребительскими аффектами. ЦСИ начинался с выставки «Верю», автором и куратором которой выступил художник Олег Кулик. Во многом вера художественного сообщества в амбициозный проект и сформировала арт-кластер в том виде, в каком мы его знаем. Со временем «Винзавод» стал частью стиля жизни, созвучного набирающей обороты моде на облагораживание городских пространств и «эффективную» культурную политику, традиционно ассоциирующуюся с именем Сергея Капкова. Недаром в 2012 году Софья Троценко оставила «Винзавод», чтобы занять пост в мэрии Москвы, в очередной раз расставив приоритеты, в том числе и для ЦСИ, который вновь оказался под ее началом через полгода.

Вечер вернисажей в ЦСИ «ВИНЗАВОД». 2017. Фото: m24.ru / Владимир Яроцкий

Отношения с галереями

Для маленького бизнеса это была супермасштабная история, огромные деньги и огромная ответственность. Если бы по каким-то причинам чуда не произошло, то в Москве бы просто закрылась половина галерей. Мы-то понимаем, что это очень хилый бизнес.
Николай Палажченко, первый арт-директор ЦСИ «ВИНЗАВОД»


С точки зрения арт-рынка «Винзавод» в первую очередь был опытом кооперации частного капитала. Как рассказывает Палажченко, первые галеристы даже выступили «соавторами» концепции ЦСИ, а руководство арт-кластера задумывалось о том, чтобы формализовать отношения с ними, создав законосовещательный орган. Однако позже от этой идеи отказались. «Винзавод» предложил галереям дружественную арендную ставку, но в ответ выдвинул ряд условий, главное из которых — регулярное проведение выставок и вовлеченность не только в жизнь профессионального сообщества, но и города в целом. Таким образом, основным ресурсом, обеспечивающим жизнедеятельность «Винзавода», стал интерес широкой публики, привлекать которую по-прежнему должны были сами галереи.

ЦСИ «ВИНЗАВОД». 2016. Фото: m24.ru / Александр Авилов

Попытки выработать собственную политику

Собственная выставочная программа была нашим экспериментом, в результате которого мы вернулись к формату открытых площадок… [сейчас мы] сосредоточимся на наших постоянных проектах, плюс программа юбилейного года, книга к юбилею, обновление информационных ресурсов, сайта в первую очередь, и благоустройство. Что касается выставочной программы, если появится достойное предложение, то мы его будем рассматривать, а в случае положительного решения — реализуем.
Софья Троценко, основатель ЦСИ «ВИНЗАВОД»


Внутренняя структура управления ЦСИ постепенно менялась, все активнее размывая границы, которые изначально определил для себя «Винзавод». Проект, некогда затевавшийся как открытая площадка, обнаруживал институциональные амбиции. Научившись добывать энергию из чужих проектов, «Винзавод» активно начинает разрабатывать собственные: через год после открытия запускается площадка «СТАРТ», а вслед за ней — «Винзавод-просвет» и «Территория дизайна». Приоритеты понятны: сделав ставку на молодость, непрерывное образование и возросшие потребительские аппетиты околокультурной тусовки, «Винзавод», конечно, не прогадал. Все усложнилось, когда в 2014 году ЦСИ обзавелся попечительским советом и начал делать собственную выставочную программу, отсутствие которой первое время преподносилось как принципиальное решение. Однако на полноценное культурное самообеспечение «Винзавод» не вышел до сих пор, объявив, что так и не сформулированная до конца выставочная политика была лишь экспериментом.

ЦСИ «ВИНЗАВОД». Фото: ЦСИ «ВИНЗАВОД»

Менеджерские просчеты

Погубило нас то, что администрация решила сделать «Винзавод» не только площадкой, но и актором. Ну ладно, сделали очень слабое событие Best of Russia. Хозяин — барин. Но они начали вмешиваться в жизнь галерей. В первый раз это произошло, когда я решил сделать выставку движения «Архнадзор» об архитектурных утратах Москвы — памятниках, которые были погублены при Собянине («Градостроительная контрреволюция. Москва 2010–2013». — Артгид). Мне начали указывать, что выставки не должно быть, а за день до открытия прислали письмо, что разрывают договор аренды. После 30 публикаций в СМИ о том, что «Винзавод» под давлением московских властей запрещает выставку и выгоняет известную галерею, администрация заявила, что это была ошибка менеджмента.
Марат Гельман, галерист


Несмотря на довольно агрессивный маркетинг, эффективных культурных менеджеров из администрации «Винзавода» не получилось, а ее просчеты стали своего рода притчей во языцех. Летом 2013 года «Винзавод» покинули галерея Ирины Меглинской и Paperworks, а вслед за ними еще один резидент-долгожитель — фестиваль «КомМиссия». Все указали на невыносимые условия работы и низкое качество проектов самого «Винзавода». Еще через два года с ЦСИ рассталась галерея Марата Гельмана, которую попросили освободить помещение после того, как в ней прошел аукцион в поддержку политзаключенных. Таким образом, некогда «открытая площадка» артикулировала свое право решать, что можно, а что нельзя показывать на ее территории галереям-арендаторам. С уходом нескольких галерей руководство все чаще стало демонстрировать стремление к лояльности, граничащее с самоцензурой, а погоня за трендами, на первых порах составившая львиную долю успеха «Винзавода», обернулась стремлением угодить городской администрации.

Матвей Крылов (Скиф). Поголовье. 2012. Перформанс. Галерея «М & Ю Гельман», Москва. Фото: Екатерина Алленова / «Артгид»

«Винзавод» сегодня

Мы никогда не были музеем, «Винзавод» — открытая площадка. У нас есть постоянные проекты: «Старт», «Философский клуб», «Лучшие фотографии России». В этом году появятся новые: инсталляция «Передаем сигналы точного времени», цикл персональных выставок «Прощание с вечной молодостью». Кроме того, мы перезапускаем сайт и планируем запуск «Открытых студий» — мастерских для художников.
Софья Троценко, основатель ЦСИ «ВИНЗАВОД»


Сейчас «Винзавод», который в 2007 году своим появлением нарушил сложившийся в художественной среде порядок, оказался нацелен на его воспроизведение. Верность руководства ЦСИ принципу «Как бы чего не вышло», помноженная на экономический кризис, проредивший средний класс, оттолкнула от «Винзавода» часть аудитории. Он по-прежнему объединяет ключевых игроков арт-рынка, но уже очевидно наметившийся идеологический контроль со стороны руководства и усталость от формата сделали свое дело: интерес к ЦСИ продолжает падать. Сегодня «Винзавод» живет от одного вечера вернисажей к другому, изредка попадая в СМИ благодаря проектам оставшихся галерей. Основным же механизмом производства инфоповодов со стороны самого ЦСИ, увы, остаются скандалы.

В оформлении материала использована афиша, приуроченная к десятилетию ЦСИ «ВИНЗАВОД».Courtesy ЦСИ «ВИНЗАВОД»

 

Коммментарии

Читайте также


Rambler's Top100