Семь провокаций нового века

Онлайн-портал Artspace пролистал «Книгу искусства XXI века» (The 21st-Century Art Book), опубликованную издательством Phaidon, мировым лидером на рынке книг по искусству, и выбрал из нее семь самых скандальных произведений. Все они не просто стали предметом споров в арт-критике 2010-х, но высветили свойственные первому десятилетию нового века острые проблемы: насилия, экономической зависимости, идентичности маргинальных групп и, как всегда, самой природы и границ искусства.

Джейк и Динос Чепмены. Семейная коллекция Чепменов. 2002. 34 скульптуры из дерева, металл, рог, монета, кости и раковины. Галерея Тейт, Лондон. Фото: © Jake and Dinos Chapman

Джейк и Динос Чепмены.
Семейная коллекция Чепменов. 2002

Инсталляция из 34 резных деревянных скульптур была впервые выставлена в лондонской галерее White Cube, и в аннотации к выставке говорилось, что это коллекция редких этнографических и культовых предметов поклонения, которую семья Чепменов собирала более 70 лет. Однако, присмотревшись внимательнее, по некоторым неожиданным деталям можно было понять, что скульптуры — не то, чем кажутся. Одна из них на самом деле изображает клоуна Рональда Макдональда, форма другой напоминает пакет с картофелем фри из того же «Макдональдса», а некоторые явно отсылают к работам художников-модернистов, например, Константина Бранкузи. «Семейная коллекция Чепменов» — провокационный рассказ об апроприации европейским искусством «первобытного стиля» и о том, как предметы поклонения со временем становятся товаром, а товар — предметом поклонения.

 

Мартин Крид. Произведение № 227.
Свет включается и выключается. 2000

«Произведение № 227», впервые показанное на выставке премии Тернера 2001 года, представляет собой пустой выставочный зал, в котором с интервалом в пять секунд включается и выключается свет. Хотя Мартин Крид был номинирован за персональные выставки в Саутгемптоне, Лидсе, Ливерпуле и Лондоне, именно новое «Произведение № 227» вызвало фурор в СМИ: многие журналисты задавались вопросом, можно ли вообще считать это искусством. Вспоминали и другие работы Крида — в разное время он выставлял скомканный лист бумаги, кусок пластилина и живых легкоатлетов. Все его творчество, предлагающее по-новому переосмыслить повседневные предметы или действия, посвящено акту зрительского взгляда и опыта искусства. В «Произведении № 227» Крид предлагает зрителям подумать о самом пространстве выставочного зала: то, что обычно воспринимается как фон для произведений искусства, он выводит в центр внимания.

 

Сантьяго Сьерра. Десятидюймовая линия, выбритая на головах двух наркоманов, получивших в качестве оплаты дозу героина. Октябрь 2001, Пуэрто-Рико. Кадр из видеодокументации. © Santiago Sierra

Сантьяго Сьерра. Десятидюймовая линия, выбритая на головах двух наркоманов, получивших в качестве оплаты дозу героина. 2000

Перформанс входит в весьма провокационный цикл работ Сантьяго Сьерры об экономической и социальной структуре капиталистического общества. Художник нанял двух героиновых наркоманов из бедного района в Пуэрто-Рико, чтобы они позволили сбрить им часть волос на голове; процесс фотографировался и записывался на видео. Для других своих работ Сьерра нанимал бездомного, чтобы тот на вернисаже чистил ему ботинки; платил десятку людей, чтобы те позволили вытатуировать им на спинах прямую линию; приглашал иммигрантов из Ирака, чтобы те за деньги стали моделями для скульптур — их поливали полиуретановой пеной. Нарочито спекулятивное искусство Сьерры исследует влияние капитализма на маргинальные слои общества: иммигрантов, наркоманов, неквалифицированных рабочих. Эти люди, обычно остающиеся вне поля зрения властей, у Сьерры становятся главными героями; он представляет их как объекты для развлечения — и возмущения — художественной публики.

 

Йоко Оно. Моя мама была прекрасна. 2004.Ливерпуль. Фото: Саймон Хилтон, © Yoko Ono

Йоко Оно. Моя мама была прекрасна. 2004

Паблик-арт-проект «Моя мама была прекрасна» Йоко Оно — это изображения женской груди и промежности, которые художница, вдохновленная воспоминаниями покойного мужа, Джона Леннона, о его рано умершей матери, развесила в качестве оммажа материнству на улицах Ливерпуля. Некоторые зрители сочли баннеры Оно оскорбительными, однако в свою защиту художница заявляла, что первый контакт с миром у человека — это контакт с женским телом. Эта работа связана с рядом более ранних произведений Оно, в которых она изображала отдельные части человеческих тел (например, с «Фильмом № 4 (Задницы)» (1966), где она снимала крупным планом обнаженные ягодицы). В 1960-е годы Оно была важной фигурой концептуального искусства и движения «Флюксус», участники которого восставали против традиционных форм искусства и ставили идеи превыше мастерства. Ее творчество заметно повлияло на последующие поколения художников, а сама она по-прежнему продолжает создавать не менее провокационные произведения.

 

Вим Дельвуа. Сильвия. 2006. Чучело свиньи.Фото: courtesy Вим Дельвуа

Вим Дельвуа. Сильвия. 2006

На спине этой свиньи вытатуированы персонажи мультфильмов, религиозная иконография и множество других образов. И хотя сейчас это чучело, сами татуировки были сделаны, когда животное было живо. Большинство проектов Вима Дельвуа нарочито провокационны, они проверяют на прочность границы искусства и этики. В начале 1990-х годов он впервые начал делать татуировки на шкурах мертвых свиней, но с 1997 года перешел к работе с живыми животными, став поставлять на арт-рынок живые произведения искусства. В 2000-х Дельвуа переехал в Китай, где на собственной арт-ферме под Пекином шесть лет выращивал свиней, которых коллекционеры могли приобретать сразу же, но в физическое владение вступали только после смерти животных. Чуть менее спорны у Дельвуа его готические скульптуры и машины-клоаки, воспроизводящие действие пищеварительной системы человека.

 

Деймиан Херст. Во имя любви к Богу. 2007. Череп, платина, бриллианты. Фото: Prudence Cuming Associates, © Damien Hirst and Science Ltd

Деймиан Херст. Во имя любви к Богу. 2007

Объект «Во имя любви к Богу» («Ради всего святого») — человеческий череп, инкрустированный 8601 бриллиантом чистой воды общим весом 1106,18 карат, стоил в производстве £14 млн. Название происходит из восклицания, которое регулярно вырывалось у матери Херста, когда тот рассказывал ей идеи своих ранних произведений. Работа была впервые выставлена в 2007 году в лондонской галерее White Cube под усиленной охраной, и на выставку стояли длинные очереди. Сам череп, приобретенный Херстом у лондонского таксидермиста, предположительно принадлежал мужчине европейского или средиземноморского происхождения, умершему в XVIII веке; зубы — настоящие и принадлежат тому же человеку. Сам объект — это memento mori, напоминание о неизбежности смерти: Херст вдохновлялся и ацтекскими резными черепами, и мексиканскими ритуалами поминовения мертвых.

 

Ханс-Петер Фельдман. Премия Hugo Boss. 2010. Однодолларовые банкноты. Вид инсталляции в Музее Соломона Р. Гуггенхайма, Нью-Йорк, 2010. Фото: Роджер Кисби

Ханс-Петер Фельдман. Премия Hugo Boss. 2010

Как лауреат премии Hugo Boss 2010 года Фельдман был приглашен сделать персональную выставку в Музее Соломона Р. Гуггенхайма в Нью-Йорке. Он получил свой приз — $100 000 — наличными, в однодолларовых купюрах, и аккуратно оклеил ими стены выставочного зала от пола до потолка. Помимо безошибочно узнаваемого запаха, внимание зрителей привлекали отличия между купюрами: хотя деньги производятся серийно, некоторые банкноты несли на себе индивидуальные следы — складывания, помятости и потертости; номера на каждой, конечно, тоже были уникальны. По окончании выставки художник снял деньги со стен и вернул их в обычный оборот. Ханс-Петер Фельдман с конца 1960-х годов делает инсталляции и скульптуры из книг и фотографий, чтобы показать нестабильную, человеческую природу серийных образов. В проекте «100 лет» (2001) он собрал последовательность фотографий людей — от рождения до 100 лет, а в проекте «Передовицы 9/12» (2001) — первые полосы газет разных стран мира от 12 сентября 2001 года, на следующий день после террористической атаки на Нью-Йорк.

Коммментарии

Читайте также


Rambler's Top100